Личность
Право
Государство

УДК 340.1

К.А. Орлов
доцент кафедры конституционного права
кандидат юридических наук
Уральский юридический институт МВД России
Екатеринбург, Российская Федерация
Email: 6306630@mail.ru
ФОРМА ГРУППОВОГО ПРАВА В РОССИЙСКОМ ГОСУДАРСТВЕ
Аннотация
В статье дается содержательная характеристика сформировавшейся в Российской Федерации формы группового права, анализируются признаки, присущие данной форме, а также их выражение в правовой жизни российского государства.
Ключевые слова
Форма права, форма группового права, обычное право, корпоративное право.

Сформировавшееся классическое восприятие категории форма права, связано с её пониманием, как средства выражения, внешнего оформления норм права, форм их существования в государственно-правовой действительности[1]. Данное определение можно охарактеризовать как классическое, поскольку по своему содержательному наполнению, оно во многом схоже с позициями известных специалистов в области права[2]

Вместе с тем, появляются и новые подходы, которые иначе трактуют обозначенную категорию. Так, в частности, В.П. Малахов и Н.Д. Эриашвили предлагают под формой права понимать не только внешнюю оболочку права, а придавать ей куда более весомое значение, ассоциируя её с социально-духовной формой жизни общества, т.е. способом ее организации и структуризации. При этом данная трактовка не должна восприниматься как отрицание роли права в его строгом юридическом понимании, а также как отрицание его главенствующей роли в современных обществах[3].

Изложенное определение, имеет философскую интерпретацию и не содержит принципиально нового смысла, по сравнению с содержательным наполнением уже имеющихся дефиниций. Оно в большей призвано расширить рамки исследования и изучения категории форма права, не ограничиваясь её восприятием только, как технического способа закрепления сформировавшихся норм, а воспринимать её намного шире и объемнее, как неотъемлемый структурный элемент организации правовой жизни государства.

Данная позиция примечательна тем, что она призвана обогатить и приумножить философско-юридическое знание о форме права, что имеет важное как теоретическое значение для современной науки, так и практическое, поскольку позволяет грамотнее и эффективнее осуществлять реализацию права и его применение.

Учитывая природу, сформировавшейся в отечественной науке категории правовая жизнь, а также различные формы её проявления (государственная, общественная, групповая, международная и индивидуальная), допустимо выделить и соответствующие им формы права, которые дифференцируются в зависимости от типа общностей и субъектов права, доминирующих в них, то есть государственное, общественное, групповое, международное и индивидуальное право.

Сформировавшаяся форма группового права имеет свои специфические особенности, анализ которых позволяет раскрыть свойственное ей смысловое содержание, а также практику реализации в российском государстве.

Представители социальных групп в отличие от общества в целом и  индивидов в частности характеризуются наличием у них социальных ролей, которые составляют совокупность прав и обязанностей, содержащихся в определенных формах, присущих данному виду правовой жизни.

Социальная роль – это обусловленная требованиями общества модель поведения личности, направленная на выполнение принадлежащих ей прав и обязанностей.

Согласно существующим исследованиям в области социологии любая организация общества или группы предполагает наличие совокупности различающихся ролей. В частности, Питер Бергер полагает, что «общество представляет собой сеть социальных ролей»[4]

В отличие от индивидуальной формы правовой жизни, где их участникам принадлежат индивидуальные субъективные права и обязанности, зачастую и не связанные с их социальным статусом, отношения субъектов групповой жизни обусловлены именно их социальными ролями.

Вступая между собой в правовые отношения, данные участники заранее осведомлены об особенностях предмета обмена. Сформировавшиеся требования, связанные с их социальной ролью, как правило, более или менее известны участникам ролевого взаимодействия, поэтому порождают определенные ролевые намерения. Все участники ожидают друг от друга поведения, вписывающегося в контекст данных социальных ролей. Благодаря этому социальное поведение людей становится в значительной степени предсказуемым, а иногда даже стереотипным.

В связи с этим, под формой группового права следует понимать –  совокупность правил поведения, формирующихся  естественным путем в рамках обособленной общности и отражающих их интерес.

Основным признаками данной формы являются следующие:

- действует в рамках одной группы;

- отражает большую сплоченность интересов группы;

- носит закрытый, обособленный характер;

- способствует развитию узкогрупповых интересов;  

Групповое право, сформировавшееся в рамках определенной общности, имеет существенное как психологическое, так и правовое значение для её представителей, поскольку оно выражает их интерес, подчеркивает  особый статус и повышает их собственную значимость и авторитетную оценку. Психологический аспект в данном случае имеет доминирующее значение, поскольку осознание принадлежности с определенному меньшинству всегда стимулирует его представителей уважительно и ревностно относится к защите своих прав и корпоративных правил поведения.

Большая часть узкогрупповых отношений и регламентирующих их правил остается не замеченной для остальных представителей общества, члены группы не нуждаются в афишировании тех устоев, которые составляют основу их поведения.

Вместе с тем, если данные отношения выходят за пределы данной группы и становятся предметом оценки или обсуждения всего общества, то его непосредственные участники стремятся приложить максимальные усилия для отстаивания своих интересов, прибегая в некоторых случаях к весьма демонстративным методам и вовлекая в данный процесс смежные группы, либо все общество в целом.

Примерами могут служить проявления своих традиций народами кавказского региона, элиты бизнес структур, а также ревностная реализация сформировавшихся корпоративных взглядов представителями общества защиты животных или окружающей природной среды.  

В проявлениях данных тенденций обнаруживает себя проблема соотношения группового и общественного права, которая в отдельных ситуациях может приводить к серьёзным конфликтам, как это было в истории российского государства в середине 90-х годов прошлого столетия, или как это проявляется в современных правовых европейских государствах, не всегда разделяющих интересы мигрантов из стран ближнего востока.

Быть частью общества и не разделять его интересов, отстраниться и не взаимодействовать – все это в какой-то период времени приводит к кризису и обусловливает поиск решения данной проблемы. Причем решение должно быть конструктивным, плодотворным, учитывающим в максимальном объеме интересы всех сторон. Промедление в данном вопросе, или его игнорирование переводит данную проблему в хроническую стадию с периодическими обострениями самого разного характера.

Основными формами выражения группового права являются обычаи и нормы корпоративного права.

Обычное право присуще прежде всего этническим группам и действует оно в сочетании с традициями и культурными особенностями. Оно в этих группах самодостаточно и не требует связи с другими формами права. Обычное право не связано с обособлением, самоидентификацией группы, поскольку оно в этом вообще не нуждается. Оно лишь воспроизводит накопленный поколениями опыт поддержания собственного существования[5].

Наиболее яркими примерами являются установившиеся правила обычаев в Чеченской республике, которые затрагивают практически все сферы жизни данной национальности от взаимоотношений в семье до адатов, которые содержат наказания за совершаемые преступления. Аналогичное значение обычаи имеют у представителей многочисленных народов и национальностей, проживающих на территории обширной территории Российской Федерации – эвенков, ненцев, коряков, ханты, манси и др.

В социальных общностях (профессиональные корпорации, государственные служащие, религиозные группы) доминирует корпоративное право, которое имеет свои особенности:

- корпоративное право имеет формальное закрепление в нормативных источниках конкретных социальных образований, что сближает его с юридическим правом; 

- нормы корпоративного права направлены на обособление своих внутренних источников, защиту от «внешних» воздействий, вплоть до отчуждения,  не допускающего вмешательства извне;

- формирует особый статус его участников, воспринимаемый ими как привилегия.

В данном контексте целесообразно упомянуть уставы и программы таких общественных объединениях, как политические партии, которые содержат информацию о целях, задачах, организационной структуре, правах и обязанностях её членов, правила создания и реорганизации. Кроме учредительных документов, закрепляющих общие положения, политические партии имеют свою собственную символику – эмблему, флаг, герб, а некоторые и гимн. Аналогичные нормы в своей деятельности используют крупные игроки российского и международного бизнеса – «Лукоил», «Газпром», «Роснефть», «Сбербанк», «Apple», «Microsoft», «Google», «Exxonmobil».

Можно предположить, что в качестве примера группы с особыми корпоративными нормами можно упомянуть и исторически сложившееся масонские ложи, круг которых весьма ограничен и закрыт для сторонних лиц.

Обособленность сформировавшихся в современном государстве социальных групп в основном обусловлена сформировавшимися традициями их существования, а также субъективным целенаправленным воздействием заинтересованных в этом их участников. Это приводит к формированию идентичности и уникальности конкретных социальных групп и создаваемых ими форм права. Вместе с тем, в данных условиях важно попытаться сохранить баланс интересов всех участников общественной жизни – индивида, отдельных групп, общества в целом, и направить данный процесс именно на конструктивный обмен достижениями посредством диалога, а не закрытости и изоляции.

 



[1] Теория государства и права: учебник / отв. ред. А. С. Шабуров, В. С. Плетников. – Екатеринбург: Уральский юридический институт МВД России, 2014. – С.144.

[2] См. Теория государства и права: учебник/ отв. ред. В. Д. Перевалов. – 3-е изд, перераб. и доп. – М.: Норма,2009., Марченко М. Н. Проблемы теории государства и права: учебник/ М. Н. Марченко. М.: Проспект, 2009., Венгеров А. Б. Теория государства и права: учебник/ А. –Б. Венгеров. – 6-е изд., стер. – М.: Омега-Л, 2009., Ромашов Р. А. Теория государства и права/ Р. А. Ромашов. – СПб.: Питер,2009., Теория государства и права: учеб. для вузов/ С. С. Алексеев, С.И. Архипов, Г. В. Игнатенко и др.; под ред. В. Д. Перевалова. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.:НОРМА, 2007. Червонюк В. И. Теория государства и права: учебник/ В. И. Червонюк. – М.: ИНФРА-М, 2007.

[3] Малахов, Валерий Петрович. Методологические и мировоззренческие проблемы современной юридической теории: монография / В.П. Малахов, Н.Д. Эриашвили. – М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, – С. 125.

[4]  Бергер П. Приглашение в социологию: гуманистическая перспектива. М.: Аспект Пресс, 1996.: Глава 1. Социология как способ времяпровождения. – С. 37.

 [5] Малахов, Валерий Петрович. Методологические и мировоззренческие проблемы современной юридической теории: монография / В.П. Малахов, Н.Д. Эриашвили. – М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, – 134 с.
K.A. Orlov
associate Professor of constitutional law
candidate of Law Sciences
Ural law Institute of MIA of Russia
Ekaterinburg, Russian Federation
Email: 6306630@mail.ru
FORM OF GROUP LAW IN THE RUSSIAN STATE
Annotation
The article provides a useful feature formed in the Russian Federation forms of group rights, examines the features inherent in the given form and expression in the legal life of the Russian state.
Keywords
Form of law, the form of group rights, customary law, and corporate law.