Личность
Право
Государство

УДК 347.9

В.О. Ватаманюк
аспирант кафедры гражданского и административного судопроизводства
Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
Москва, Российская Федерация
Email: vladislav.vatamanyuk@gmail.com
К ВОПРОСУ О ПРИРОДЕ СОГЛАШЕНИЯ О ПРИМИРЕНИИ В АДМИНИСТРАТИВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
Аннотация
В статье рассматривается вопрос о природе соглашения о примирении в административном судопроизводстве, соотношение её с правовой природой мирового соглашения. Автор приходит к выводу о существующих различиях между ними и недопустимости отождествления соглашения о примирении и мирового соглашения. В работе критически оцениваются отельные изменения, вносимые в АПК РФ и КАС РФ Федеральным законом №197-ФЗ от 26.07.2019г., касающиеся соглашения о примирении в административном судопроизводстве.
Ключевые слова
Соглашение о примирении, административное судопроизводство, мировое соглашение, примирительные процедуры.

Принятый в 2002 г. Арбитражный процессуальный кодекс РФ (далее – АПК РФ) предусмотрел возможность урегулирования экономических споров, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, путем заключения сторонами соглашения или с использованием других примирительных процедур, если иное не установлено федеральным законом (статья 190 АПК РФ)[1].

Кодекс административного судопроизводства РФ (далее – КАС РФ) также наделил стороны возможностью урегулировать их разногласия путем заключения соглашения о примирении (статья 46, 137 КАС РФ)[2].

Вопрос о природе соглашения о примирении в административном судопроизводстве зачастую в литературе рассматривается совместно с природой мирового соглашения, заключаемого в рамках гражданского судопроизводства. В связи с этим, представляется необходимым кратко проанализировать природу мирового соглашения.

В процессуальной литературе нет единства мнений по вопросу о природе мирового соглашения. Согласно преобладающей точке зрения мировое соглашение есть гражданско-правовая сделка, договор, содержанием которого являются согласованные, взаимные уступки сторон, на основании которых они добровольно прекращают судебное разбирательство по делу[3].

Многие исследователи не проводят различий между правовой природой соглашения о примирении и мировым соглашением[4].

Так, С.В. Лазарев в своём диссертационном исследовании отмечает, что «соглашение, предусмотренное ст. 190 АПК РФ, имеет ту же правовую природу, что и мировое соглашение, предусмотренное в главе 15 АПК РФ. Заключаться оно может, как и обычное мировое соглашение, лишь там, где допускается соглашение в нормах материального права, в частности, регулирующих административные и иные публичные отношения»[5].

Придерживаясь иной позиции М.А. Рожкова считает, что между соглашением о примирении и мировым соглашением есть принципиальные отличия[6]. Автор отмечает, что если для гражданско-правовых отношений характерно юридическое равенство субъектов, то для публичных правоотношений – отношения власти и подчинения. Спор из гражданских правоотношений возникает между сторонами, претендующими на субъективное право или оспаривающими субъективное право с другой стороны. В рамках публичных споров органы не притязают на субъективные гражданские права, а спор возникает в результате превышения органами своих полномочий, неисполнения обязанностей, неправильного применения закона, нарушения пределов компетенции[7].

В действительности в результате заключения соглашения о примирении в порядке административного судопроизводства в отношения вступают фактически не равные субъекты, это обуславливает особенности предмета соглашения и порядка его заключения. Обращаясь в суд в порядке административного судопроизводства лицо полагает, что нарушено или оспаривается его субъективное публичное право или публично-правовая обязанность.

В частности, оспаривая действительность решения налогового органа, принятого в результате мероприятий налогового контроля налогоплательщик оспаривает правомерность начисления определенных сумм налога, привлечения к налоговой ответственности. Схожий порядок обстоит в споре по делам об оспаривании кадастровой стоимости. Обязанность уплаты налогов и несения налогового бремени есть публично-правовая обязанность, закрепленная на конституционном уровне. В рамках таких правоотношений выстраивается связь между государством в лице его компетентных органов и налогоплательщиком[8].

Такой же порядок обстоит и применительно к спорам о приостановлении деятельности или ликвидации некоммерческих организаций либо о запрете их деятельности. В качестве основания, которое выступает поводом для приостановления, ликвидации или запрета выступает нарушение некоммерческой организации положений федерального закона. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27.12.2016 № 64, разъясняя вопросы применения положений главы 27 КАС РФ отмечает, что нарушение федеральных законодательных актов может повлечь применение мер публично-правовой ответственности в виде приостановления деятельности объединения граждан, его ликвидации либо запрета деятельности по заявлению уполномоченного органа или должностного лица в порядке административного судопроизводства[9].

В случаях, когда ликвидация организации обусловлена объективной невозможностью продолжения ее деятельности по основаниям, не связанным с нарушением закона, и осуществляется по заявлению учредителей, уполномоченных органов организации или иных лиц, не наделенных государственными властными или иными публичными полномочиями, такие дела разрешаются по правилам гражданского судопроизводства, предусмотренным Гражданским процессуальным кодексом РФ (п. 2 Постановления).

Названные пункты требуют пояснения. Их анализ показывает существенное различие гражданского и административного судопроизводства. В том случае, когда ликвидация организации происходит в результате нарушения публично-правовой обязанности и (или) запрета разбирательство дела осуществляется по иску уполномоченного органа или должностного лица в порядке административного судопроизводства. В рамках такого разбирательства полагается, что ответчик – некоммерческая организация нарушила публично-правовой запрет, например, конституционный запрет, устанавливающий недопустимость организации и деятельности на территории РФ организаций цели и действия которых направленны на насильственное изменение основ конституционного строя, нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни (ч. 5 ст. 13 Конституции РФ).

Иной вариант, когда организация подлежит ликвидации по иным, не связанным с нарушением законодательства, основаниям. В таком случае ликвидация осуществляется в порядке гражданского судопроизводства. Например, ликвидация фонда по заявлению его учредителя в связи с недостаточностью имущества для осуществления его целей, когда вероятность получения необходимого имущества нереальна (п. 2 ст. 18 Закона о некоммерческих организациях, ст.ст. 61, 123.20 ГК РФ).

Указанные примеры иллюстрируют, что в рамках административного судопроизводства спор возникает по поводу субъективного публичного права или субъективной публичной обязанности, в силу этого обязательным субъектом выступает публично-правовое образование в лице его органов и должностных лиц.

Это обуславливает специфику предмета соглашения о примирении, которое напрямую связано с таким правом или обязанностью.

Начиная с дореволюционного периода мировое соглашение довольно часто рассматривается в качестве сделки – новации, в результате заключения которой стороны прекращали прежние отношения и устанавливали для себя «новые правила игры».

Виднейший дореволюционный юрист А.Х. Гольмстен в этой связи отмечал, что мировая сделка, прекращая спор, устанавливает новое договорное отношением между её сторонами[10].

В.И. Синайский относил к числу способов прекращения обязательств заключение сторонами мировой сделки[11]. Именно заключение мировой сделки прекращает прежнее обязательство сторон, будь то купля-продажа, заём, подряд, хранение или какое-либо другое обязательство и при этом устанавливают новое обязательственное правоотношение, в котором стороны принимают на себя определенные обязательства и вытекающие из них права требования.

В советский период П.Я. Трубников писал, что «заключение мирового соглашения влечет за собой прекращение спорного и возникновение бесспорного, точно определенного правоотношения. Ответчик освобождается от обязанности, которую по мнению истца он должен был исполнить, и принимает на себя новую обязанность. Истец также отказывается от своего права, которое оспаривается ответчиком и заменяет его новым требованием»[12].

Критически указанный подход был воспринят в юридической литературе. Р.Е. Гукасян справедливо отмечал, что «в этом случае всякое судебное решение также придется считать новацией, ибо судебное решение превращает спорное материальное правоотношение в бесспорное»[13]. Им было, верно, отмечено, что лишь в некоторых случаях мировое соглашение может иметь своим последствием новацию[14].

Согласно п. 1 ст. 414 ГК РФ обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами (новация), если иное не установлено законом или не вытекает из существа отношений.

В области судопроизводства по гражданским делам новация может иметь место, например, в случае заключения сторонами спора мирового соглашения, по которому должник-покупатель по первоначальному обязательству, не уплативший стоимость переданного ему товара, обязуется возвратить истцу-кредитору указанную сумму в течение определенного периода, а также уплатить проценты в согласованном сторонами размере. В данном случае перед нами хрестоматийный пример новирования обязательства из договора купли-продажи в заёмное обязательство.

В рамках публично-правовых споров представляется весьма сложным сконструировать указанную модель, поскольку стороны соглашения о примирении в любом случае остаются в границах спорного правоотношения.

По налоговым спорам допускается переквалификация спорных правоотношений, лежащих в основе решения налогового органа о доначислении суммы налога ввиду сомнительности предъявленного к вычету налога или искусственно сформированного размера задолженности, который организация включила в перечень расходов по налогу на прибыль. Так, в деле ООО "Лоялти Партнерс Восток" налогоплательщик и налоговые органы заключили мировое соглашение, в результате которого сторонами было переквалифицировано правоотношение, которое явилось источником дохода для налогоплательщика с предоплаты за поощрительные товары на получение организацией оплаты за оказываемые своим контрагентам маркетинговые услуги[15].

Между тем такая переквалификация правоотношений не меняет самого спорного правоотношения, находящегося на рассмотрении суда – налогового правоотношения, выражающегося в проверке законности и обоснованности решения налоговой инспекции о доначислении сумм налога и взыскании иных имущественных платежей[16].

В этом плане можно лишь говорить о том, что соглашение о примирении может изменять фактические допроцессуальные правоотношения[17]. В юридической литературе в этой связи можно встретить следующие утверждения: «применительно к "новым" условиям, которые не были предметом судебного разбирательства, но связаны с заявленными требованиями, мы нарушаем требование обязательного досудебного урегулирования налоговых споров, фактически "перескакивая" через него. Императивно установленная последовательность налоговых процедур здесь "разрывается", не соблюдается»[18]. «Не выполняются не только нормы о досудебном разбирательстве, но и нормы о налоговом контроле, в процессе которого собираются доказательства и формируется позиция налогового органа. Как следствие, суд лишается полноценной возможности оценить соответствие мирового соглашения налоговому законодательству»[19].

Трудно согласиться с указанным утверждением, поскольку соглашение о примирении, заключаемое сторонами в рамках рассмотрения спора, возникшего из налоговых правоотношений, есть результат взаимного добровольного волеизъявления, как правило, взаимоприемлемый для его сторон, самостоятельно оценивающих фактические допроцессуальные отношения. Кроме того, суд, утверждающий соглашение о примирении не лишён возможности проверить условия соглашения о примирении на предмет их соответствия закону.

Следовательно, соглашение о примирении, заключаемое в порядке административного судопроизводства, не может рассматриваться как новация, поскольку публично-правовая природа правоотношений не допускает в результате заключения соглашения преобразования самого спорного правоотношения.

Соглашение о примирении, заключаемое в административном судопроизводстве, также не может содержать иные способы прекращения обязательства. Так, в отличие от мирового соглашения, соглашение о примирении не может прекратить прежнее правоотношение сторон путём прощения долга или путём предоставления отступного.

Стороны административного судопроизводства существенно ограничены в свободе определения предмета соглашения о примирении. Согласно п. 27 постановления Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 № 50 исходя из публично-правовой природы налоговых споров предметом названного соглашения не может являться изменение налоговых последствий спорных действий и операций в сравнении с тем, как такие последствия определены законом. Например, предметом такого соглашения не могут выступать вопросы о снижении применимой налоговой ставки, изменении правил исчисления пеней, об освобождении налогоплательщика от уплаты налогов за определенные налоговые периоды или по определенным операциям[20].

Одной из важнейших черт соглашения о примирении выступает наличие в нём взаимных уступок сторон. Согласно ст. 137 КАС РФ примирение сторон может касаться только их прав и обязанностей как субъектов спорных публичных правоотношений и возможно в случае допустимости взаимных уступок сторон.

В свою очередь мировое соглашение не всегда есть результат взаимных уступок сторон, поскольку оно может быть следствием отказа от иска или признания иска одной из сторон. Более того, в ряде случаев взаимные уступки не могут иметь место в простых правоотношениях, где одному лицу принадлежит лишь право, а другому обязанность совершить определенное действие.

И.В. Решетникова, анализируя содержание взаимных уступок в административном судопроизводстве делает правильный на наш взгляд вывод, «под примирением понимается исключительно компромисс, основанный на взаимных уступках, что препятствует заключению соглашений о примирении, в которых завуалирован отказ от иска. Примирение возможно при допустимости взаимных уступок. Такой подход характерен для административных дел, в которых государственные органы часто ссылаются на отсутствие законодательного разрешения на определенные уступки противоположной стороне, например, по вопросам взыскания налогов и проч.»[21].

Не может являться основанием для признания соглашения о примирении незаконным неэквивалентность взаимных уступок сторон. Главное, чтобы в результате такого определения условий соглашение о примирении не нарушало императивных норм закона, прав и законных интересов других лиц, а также не противоречило существу рассматриваемого административного дела.

Определенный интерес представляет избранная законодателем терминология – соглашение о примирении. В научной литературе некоторые авторы придерживаются позиции, согласно которой соглашение о примирении и мировое соглашение, есть один и тот же институт, который лишь по-разному именуется законодателем[22].

С такой позицией нельзя согласиться по ранее отмеченным соображениям. Однако еще раз повторимся, мировое соглашение есть гражданско-правовая сделка, которая, несмотря на дуалистическую природу в основном регламентируется нормами материального законодательства. Участниками мирового соглашения выступают юридически равные субъекты правоотношений, которые не находятся между собой в отношениях субординации, а самостоятельно, своей волей и своём интересе приобретают и осуществляют гражданские права (п. 2 ст. 1 ГК РФ).

К мировому соглашению подлежат применению нормы гражданского законодательства.

Согласно п. 3 ст. 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством[23]. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 24.03.2017 № 9-П суд признал допустимым использование института неосновательного обогащения за пределами гражданско-правовой сферы, в области налоговых правоотношений, только в том случае, если такое использование оказывается единственно возможной, вынужденной мерой для обеспечения неукоснительного соблюдения конституционной обязанности платить законно установленные налоги и сборы[24].

Действительно налоговые правоотношения, складывающиеся между государством и налогоплательщиком, находятся в тесной связи с гражданскими правоотношениями, приводящими к появлению объекта налогообложения. Между тем использование инструментов гражданско-правового регулирования в области публичных правоотношений является исключением, нежели общим правилом, и как верно отмечено Конституционным Судом РФ представляет собой исключительный способ защиты, вытекающий из общеправовых принципов равенства и справедливости в их взаимосвязи с получившим закрепление в Конституции Российской Федерации требованием о недопустимости осуществления прав и свобод человека и гражданина с нарушением прав и свобод других лиц (ч. 3 ст. 17).

Сказанное выше позволяет сделать вывод о том, что в отличие от мирового соглашения, к которому применяются нормы гражданского законодательства о договорах, в том числе свободе договора, к соглашению о примирении, представляющему собой соглашение, достигнутое сторонами по результатам рассмотрения административного дела, не подлежат примирению в полной мере нормы гражданского законодательства. Обоснованием тому является ранее высказанное утверждение о недопустимости новации в рамках соглашения о примирении, других оснований прекращения обязательства, предусмотренных нормами ГК РФ (например, прощение долга за определенный налоговый период).

Несмотря на это, законодатель Федеральным законом от 26.07.2019 № 197-ФЗ внёс изменения в положения ст. 190 АПК РФ. В частности, начиная с 25.10.2019 г. ст. 190 АПК РФ будет дополнена ч. 2 и 3.

Особый интерес применительно к анализируемой в настоящей работе проблеме представляет содержание ч. 3 ст. 190 АПК РФ. Положениями ч. 3 ст. 190 АПК РФ предусмотрено, что результатами примирения сторон по спорам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, могут быть, в частности: 1) признание обстоятельств дела, соглашение сторон по обстоятельствам дела; 2) соглашение сторон, содержащее квалификацию сделки, совершенной лицом, участвующим в деле, или статуса и характера деятельности этого лица; 3) частичный или полный отказ от требований, частичное или полное признание требований, в том числе вследствие достижения сторонами соглашения об оценке обстоятельств в целом или их отдельных частей; 4) мировое соглашение, если к полномочиям соответствующего административного органа, участвующего в деле, федеральным законом отнесено заключение мировых соглашений.

В то же время анализируемым Федеральным законом помимо АПК РФ поправки были внесены в КАС РФ, которые не изменили прежнего наименования соглашения. В силу положений ст. 137.7 КАС РФ одним из результатов примирения сторон в рамках административного судопроизводства может быть – соглашение о примирении в отношении всех или части заявленных требований.

Теперь по результатам примирения сторон в рамках административного судопроизводства в порядке, предусмотренном АПК РФ может быть заключено не соглашение о примирении, а мировое соглашение (выделено мной – В.В.). Такое законодательное решение не может быть признано верным, оно приводит не только к законодательной путанице, ввиду сохранения в КАС РФ прежней терминологии, но и устанавливает определенные ограничения на реализацию такого распорядительного права сторон, поскольку содержит положение о том, что полномочие административного органа на заключение мирового соглашения должно быть предусмотрено соответствующим федеральным законом (выделено мной – В.В.) [25].

Соглашение о примирении, заключаемое в рамках административного судопроизводства, обладает специфической правовой природой. В предмет соглашения включается – субъективное публичное право и (или) публично-правовая обязанность, которые существенно отличаются от субъективного гражданского права (обязанности), обладающего высоким свойством распоряжаемости. Многие положения гражданского законодательства, касающиеся сделок, свободы договора, оснований прекращения обязательств, в отличие от мирового соглашения, не могут быть применимы к соглашению о примирении в административном судопроизводстве. Эти и многие другие отмеченные в работе особенности соглашения о примирении позволяют говорить о том, что оно не может полностью отождествляться с мировым соглашением, а избранная законодателем терминология подчеркивает его своеобразие.



[1] Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 26.07.2019) // СЗ РФ. 2002. № 30. ст. 3012.

[2] Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 08.03.2015 № 21-ФЗ (ред. от 26.07.2019) // СЗ РФ. 2015. № 10. ст. 1391.

[3] См.: Базаров В.А.  Институт мирового соглашения: проблемы и пути развития. Монография. Тольятти: ВУиТ, 2004; Бортников С.В. Мировое соглашение в налоговых спорах и отношениях налоговой ответственности. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2014; Рожкова М.А. Мировая сделка: использование в коммерческом обороте. М.: Статут, 2005; Трубников П.Я. Судебное разбирательство гражданских дел. Юр. лит. М.: 1962. С. 94.

[4] См.: Бегдан О.Л. Институт соглашения о примирении по административному делу: правовая природа и соотношение с мировым соглашением // Современное право. 2018. № 5. С. 73-76; Горшунов Д.Н. Примирение сторон в административном судопроизводстве // Российская юстиция. 2018. № 4. С. 40-42; Шеменева О.Н. Соглашение о примирении в административном судопроизводстве: принципиальная допустимость и соотношение с мировым соглашением в гражданском процессе // Юрист. 2016. № 10. С. 37-40.

[5] Лазарев С.В. Мировое соглашение в гражданском судопроизводстве. Автореф. дисс…канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2006. С. 19.

[6] Такого же подхода придерживаются и другие авторы. См.: Фалькович М. Мировое соглашение в судебном процессе // Бизнес-адвокат. № 22. 2004.

[7] Рожкова М.А. Мировое соглашение в арбитражном суде // Вестник ВАС РФ. №№ 9, 10, 2003; Рожкова М.А. О некоторых чертах сходства мирового соглашения с соглашением, заключаемым по делам, возникающим из публичных правоотношений // Проблемные вопросы гражданского и арбитражного процессов / под ред. Л.Ф. Лесницкой, М.А. Рожковой. М.: Статут, 2008. С. 288-303.

[8] См.: Винницкий Д.В. Налоговое обязательство и система налогового обязательственного права // Законодательство. 2003. № 7. С. 22-31.

[9] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2016 № 64 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел, связанных с приостановлением деятельности или ликвидацией некоммерческих организаций, а также запретом деятельности общественных или религиозных объединений, не являющихся юридическими лицами"// БВВ РФ. № 2. 2017.

[10] См.: Гольмстен А.Х. Учебник русского гражданского судопроизводства. СПб, Типография М. Меркушева. 1913. С. 269.

[11] См.: Синайский В.И. Русское гражданское право. Киев, Типография А.М. Пономарева. 1912. С. 219.

[12] Трубников П.Я. Судебное разбирательство гражданских дел. Юр. лит. М.: 1962. С. 94.

[13] Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов. 1971. С. 140.

[14] Там же. С. 143-144.

[15] Постановление Президиума ВАС РФ от 26.06.2012 № 16370/11 по делу А40-111792/10-127-534 // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 25.10.2019).

[16] См.: Бородина Н.А. Мировое соглашение по спорам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений. Теория и практика отечественного правоприменения ст. 190 АПК РФ и опыт Германии // Административное право и процесс. 2012. № 5. С. 39-43; Русинова Е.Р., Цыганова Е.М. Проблемы заключения мирового соглашения при рассмотрении публично-правового спора в арбитражных судах // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. № 1.

[17] См.: Бортников С.В. Мировое соглашение в налоговых спорах и отношениях налоговой ответственности. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2014.

[18] Демин А.В. Диспозитивность и налогообложение: комментарий законодательства и практики налогового администрирования // СПС КонсультантПлюс. 2017.

[19] Юзвак М.В. Значение мировых соглашений в налоговом праве // Налоговед. 2015. № 10. С. 65.

[20] Постановление Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 № 50 "О примирении сторон в арбитражном процессе" // Вестник экономического правосудия РФ. № 9. 2014.

[21] Решетникова И.В. Размышляя о судопроизводстве: Избранное. М.: Статут, 2019.

[22] См.: Бегдан О.Л. Институт соглашения о примирении по административному делу: правовая природа и соотношение с мировым соглашением // Современное право. 2018. № 5. С. 73-76; Горшунов Д.Н. Примирение сторон в административном судопроизводстве // Российская юстиция. 2018. № 4. С. 40-42; Степанова О.А. Пределы диспозитивности в делах об административных правонарушениях // Закон. 2014. № 2. С. 122-128; Шеменева О.Н. Соглашение о примирении в административном судопроизводстве: принципиальная допустимость и соотношение с мировым соглашением в гражданском процессе // Юрист. 2016. № 10. С. 37-40.

[23] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 18.07.2019) // СЗ РФ. 1994. № 32. ст. 3301.

[24] Постановление Конституционного Суда РФ от 24.03.2017 № 9-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Налогового кодекса Российской Федерации и Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Е.Н. Беспутина, А.В. Кульбацкого и В.А. Чапланова" // Вестник Конституционного Суда РФ. № 4. 217.

[25] Барышников П.С. Пределы допустимости заключения мировых соглашений по экономическим спорам, возникающим из публичных правоотношений // Закон. 2018. № 12.

V.О. Watamanyuk
postgraduate student of the department of civil and administrative legal proceedings
Moscow State Law University named after O.E. Kutafina (Moscow State Law Academy)
Moscow, Russian Federation
Email: vladislav.vatamanyuk@gmail.com
TO THE QUESTION OF THE NATURE OF THE CONCILIATION AGREEMENT IN THE ADMINISTRATIVE LEGAL PROCEEDINGS
Annotation
The article discusses question of the nature of the conciliation agreement in administrative legal proceedings, its relationship with the law nature of the settlement agreement. The author comes to the conclusion that there are differences between them and that it is unacceptable to identify a conciliation agreement and a settlement agreement. The work critically assesses the separate changes made to the Arbitration Procedural Code of the Russian Federation and the Administrative Procedural Code of the Russian Federation by Federal Law No. 197-FL from July 26, 2019, concerning the conciliation agreement in administrative legal proceedings.
Keywords
Conciliation agreement, administrative legal proceedings, settlement agreement, conciliation procedures.