Личность
Право
Государство

УДК 347.113

Т.В. Шалаумова
Старший преподаватель кафедры гражданского права
Уральский государственный экономический университет
Екатеринбург, Российская Федерация
Email: gizn.67@mail.ru
ОБ ЭВОЛЮЦИИ СОДЕРЖАНИЯ ПОНЯТИЙ ЗАЕМ И ССУДА
Аннотация
В действующем Гражданском кодексе РФ заем и ссуда являются совершенно разными договорными конструкциями, в то же время в подзаконных актах термин «ссуда» до сих пор является омонимом. В работе анализируются коллизионные проблемы толкования понятий заем и ссуда.
Ключевые слова
Заем, ссуда, договор безвозмездного пользования, договор ссуды.

Различия содержания договоров займа и ссуды были выявлены и  получили нормативное закрепление еще в Древнем Риме. Так, по мнению немецкого романиста Ю. Барона, заем возникает «вследствие передачи заменимых вещей, в частности денег, в собственность другому лицу, заемщику, с обязательством возвращения полученного в равном количестве и того же качества»[1], в то время как ссуда заключается «путем передачи вещи в detention другому лицу (commodatarius, ссудоприниматель) для пользования без вознаграждения, с уговором, что commodatarius по использовании отдаст вещь назад ссужающему (commodator, коммодант, ссудодатель)»[2].

Анализ литературы позволяет выделить следующие основные различия вышеуказанных договорных конструкций в римском праве: (1) предметом  договора займа являются вещи, определяемые родовыми признаками, ссуды– индивидуально-определенные вещи, (2) передача вещи в собственность в первом случае, во временное пользование – во втором, соответственно, (3) заемщик обязан вернуть такое же количество вещей того же рода, а ссудополучатель должен вернуть эту же вещь, (4) риск случайной гибели по займу возлагается на собственника, то есть на заемщика по договору займа, и на ссудодателя по договору ссуды[3].

Таким образом, в римском праве заем и ссуда являются совершенно разными договорными конструкциями.

В отечественном законодательстве во все времена – до революции, в советский и постсоветский периоды – термин «ссуда» активно используется также в ином значении – в качестве синонима займа. Общепринятой точки зрения по поводу причины сложившейся ситуации не существует. Так, например, Г.Ф. Шершеневич полагает, что «это смешение займа и ссуды проникло в российское законодательство  из французского права»[4], а по мнению советского романиста, «возможно, что предпочтение ссуды было – в послереволюционное время – вызвано неприятием займовых операций как враждебных «революционному правосознанию» (что не помешало затем, с концом нэпа, узаконению государственных займов, на практике – принудительных)»[5].

Согласно легитимному определению, содержащемуся в Своде Законов Российской империи, «под именем ссуды имущества разумеется договор, по силе которого одно лицо уступает другому право пользоваться своим движимым имуществом под условием возвращения его же самого и в том же состоянии, в котором оно было дано, без всякого за использование возмещения» (ст. 2064)[6]. Определения договора займа в этом документе нет. Статьей 2012 отделения первого «О займе» четвертой главы «О займе и ссуде имущества» Свода установлены лишь требования к займу, обеспеченному залогом. К.П. Победоносцев, комментируя статью 2064, отмечал, что «Наш закон указывает один только отличительный признак ссуды от займа – безвозмездность»[7].

Как указывает другой дореволюционный цивилист Д.И. Мейер, рассматривая определение законодательства о ссуде, мы находим, что положение этого договора в законодательстве довольно странное. В общежитии под ссудой разумеется нечто неопределенное: ссудой называется иногда заем, как возмездный, так и безвозмездный; ссудой называется и безвозмездное предоставление пользования вещью. Та же неопределенность понятия проявляется и в законодательстве: определяя ссуду как договор о безвозмездном предоставлении права пользования вещью, законодательство нередко называет ссудой заем, по которому переходит уже не право пользования, а право собственности по имуществу и устанавливаются юридические отношения совершенно иные, чем по ссуде[8].

Таким образом, в дореволюционном гражданском праве, в отличие  от римского права, согласно которому  заем и ссуда являются совершенно разными договорными конструкциями, содержание этих понятий смешалось.  

Вышеуказанная неопределенность в разграничении содержаний договоров займа и ссуды перешла в советское гражданское право.

Гражданский кодекс РСФСР, утвержденный постановление ВЦИК от 11 ноября 1922 г.[9], достаточно подробно регулировал заемные отношения (статьи 208-219 главы 6 «Заем»), но не содержал ни одной статьи, регулирующей отношения по ссуде. В одном из юридических словарей, вышедшем в период действия  ГК РСФСР 1922 г., имеется весьма примечательная оговорка к общему пониманию термина «ссуда»: «Нередко термин «ссуда» применяется к отношениям некоторых видов займа (банковские ссуды, семенные ссуды и т.д.). К этим отношениям применяются правила, установленные для договоров займа»[10].

В Гражданский кодекс РСФСР от 11 июня1964 г.[11] были включены главы 26 «Заем» (ст.ст. 269-274)  и  29 «Безвозмездное пользование имуществом» (ст.ст. 342-349). Примечательно, что в главе 29 термин «ссуда» не встречается, а в главе о займе  он используется только в статьях о договорах займа, заключаемых с физическими лицами  (ст.ст. 273 и 274).

В действующем Гражданском кодексе РФ[12] нормы о займе содержатся в параграфе 1 «Заем» главы 42 «Заем и кредит» (ст.ст. 807-818). Термин «ссуда» в этом параграфе не используется. А вот в главе 36 «Безвозмездное пользование» (ст.ст. 689-701) термины «договор ссуды» и «договор безвозмездного пользования» являются уже синонимами: по договору безвозмездного пользования (договору ссуды) одна сторона (ссудодатель) обязуется передать или передает вещь в безвозмездное временное пользование другой стороне (ссудополучателю), а последняя обязуется вернуть ту же вещь в том состоянии, в каком она ее получила, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором (п.1 ст. 689).

Один из разработчиков нового Гражданского кодекса следующим образом комментирует необходимость изменений: «К сожалению, в последние десятилетия в обиход вошло некорректное употребление термина «ссуда» применительно к отношениям займа (например, «банковская ссуда», «ссуда в кассе взаимопомощи»), а сам договор ссуды был переименован в договор безвозмездного пользования имуществом (см., например, гл. 29 ГК РСФСР 1964 г.). В новом ГК сохранен термин «безвозмездное пользование», но вместе с тем восстановлено исторически сложившееся название данного института – «ссуда»[13]. В литературе по этому поводу были высказаны разные суждения, в том числе и негативные: «тем самым законодатель пренебрег тем, что в правовых актах и в настоящее время используется однозвучный, но отличный от него  по значению термин «ссуда» применительно к другой сделке – договору займа. … В таком значении, к примеру, его применяют в нормативных актах, посвященных предоставлению займов за счет бюджетных средств. Денежный заем нередко именуется ссудой и в судебной практике. В обыденной речи также это слово по-прежнему употребляется и как синоним «займа»[14]. Опрос, проведенный О.Г. Беловой, подтверждает данный вывод: «Большинство опрошенных подразумевают под ссудой либо кредитный договор, либо беспроцентный денежный заем (31 и 33,7 %), 25 % подразумевают свой (отличный от предложенных) вариант понимания данного термина. Только 9% из всего количества опрошенных под ссудой понимают безвозмездное пользование имуществом»[15].

Таким образом, в действующем Гражданском кодексе РФ, так же, как и в римском праве, заем и ссуда являются совершенно разными договорными конструкциями.  А в подзаконных актах термин «ссуда» до сих пор является омонимом. Очевидно, что в перспективе следует стремиться к единству толкования данного термина. В силу иерархии нормативных актов, это следует делать путем приведения содержания подзаконных актов в соответствии с Гражданским кодексом РФ.

 



[1] Барон Ю. Система римского гражданского права. СПб, 2005 (по изданию 1909 г.). С. 691-692.

[2] Барон Ю. Система римского гражданского права. СПб, 2005 (по изданию 1909 г.). С. 696.

[3]Дождев Д.В. Римское частное право. М., 2000. С. 550-553, 555-557;  Новицкий И.Б. Римское право. М., 1972. С. 167; Черниловский З.М. Лекции по римскому частному праву. М., 1991. С. 166-172 и др. 

[4] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. С. 354.

[5] Черниловский З.М. Лекции по римскому частному праву. М., 1991. С. 172.

[6] Свод Законов Российской Империи. Т. X. Ч.1. Свод законов гражданских. Сост. под ред. А.К. Гаугера. СПб., 1915. С. 830.

[7] Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч. 3 «Договоры и обязательства». СПб., 1880. С. 281.

[8] Мейер Д.И. Русское гражданское право. В 2-х ч. Ч.2. М., 1997 (по изданию 1902 г.). С. 272.

[9] СУ РСФСР. 1922. № 71. Ст. 904.

[10]Юридический словарь / под ред. С.Н. Братуся, Н.Д. Казанцева и др. М., 1953.  С. 651.

[11] Ведомости ВС РСФСР. 1964. № 24. Ст. 407.

[12] Гражданский кодекс РФ от 26.01.1996 г. // Собрание законодательства РФ. 1996. № 5. Ст. 410.

[13] Авилов Г.Е. Безвозмездное пользование (глава 36) /Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (часть вторая)/ под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. М., 1996. С. 359.

[14] Гражданское право. Учебник. Отв. Ред. В.П. Мозолин. В 2-х ч. Ч.2. М., 2004.  С.263. Автор главы – Т.В. Богачева.

[15] Белова О.Г. Соотношение терминов «ссуда» и «безвозмездное пользование имуществом» // Вестник Волгоградского института бизнеса. 2015. №2 (31). С. 274.

T.V. Shalaumova
Senior Lecturer of the Department of civil law
Ural state economic university
Ekaterinburg, Russian Federation
Email: gizn.67@mail.ru
ABOUT EVOLUTION OF MAINTENANCE OF CONCEPTS LENDING AND LOAN
Annotation
In the operating Civil code of the Russian Federation the lending and the loan are absolutely different contractual designs, at the same time in subordinate legislation certificates the term "loan" is till now a homonym. In job conflict problems of interpretation of concepts lending and loan are analyzed.
Keywords
Lending, loan, the contract of gratuitous using, the loan contract.