Личность
Право
Государство

УДК 343.98

О.П. Виноградова
старший преподаватель кафедры криминалистики
кандидат юридических наук
Уральский юридического института МВД России
Екатеринбург, Российская Федерация
Email: olga10vin@mail.ru
П.В. Елфимов
профессор кафедры криминалистики
доктор медицинских наук, член-корреспондент Академии медико-технических наук, заслуженный врач Российской Федерации
Уральский юридический институт МВД России
Екатеринбург, Российская Федерация
ОТДЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПОНИМАНИЯ КАТЕГОРИИ «ОБЩЕСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ»
Аннотация
Статья посвящена актуальной теме, поскольку категория «общественная безопасность» в современных государственно-правовых реалиях и действующем отечественном законодательстве не получила должного научного обоснования и, как следствие, отсутствует четкое понимание содержания данного явления. В законодательстве должно быть сформулировано понятие данной категории, например, в рамках Стратегии либо актов, конкретизирующих ее содержание. Кроме того, современное российское законодательство, концептуальные правовые и политические акты допускают использование категорий «общественная безопасность» и «национальная безопасность» как равнозначных, что, в свою очередь, является не вполне целесообразным для такого многонационального государства, как Россия. Для государств, на территории которых проживает одна нация, народность либо для государств, где имеет место титульная нация, это вполне допустимо, но на территории только Свердловской области мирно проживают представители более 140 национальностей и это, как минимум, некорректно.
Ключевые слова
Общественная безопасность, стратегия национальной безопасности, уровень преступности, МВД России.

Согласно толковому словарю русского языка С.И. Ожегова, «безопасность – это положение, при котором не угрожает опасность кому-нибудь, чему-нибудь»[1]. В рамках регламентации отношений в современной России часто используются термины «общественная безопасность» и «национальная безопасность»[2]. Этимология данных понятий различна, поскольку общественная безопасность – это безопасность (безопасное существование) общества, а национальная безопасность – это безопасность (безопасное существование) нации, наций[3].

В широком смысле общественная безопасность – это состояние общества, при котором ему не угрожает опасность. Сегодня существует множество трактовок термина «общественная безопасность». Выделяя из всего массива исследований понятие общественной безопасности в широком смысле, можно сделать вывод о том, что в зависимости от критерия, взятого за основу, содержание его различно, но сущность неизменна. Наглядным подтверждением вышесказанного является Стратегия. Так, п. 23 Стратегии определяет основные приоритеты национальной безопасности Российской Федерации в политической и социальной сферах, а п. 24 закрепляет, что для обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, наряду с достижением основных приоритетов национальной безопасности, необходимо сосредоточить усилия и ресурсы на экономической и идеологической сферах, что важно, учитывая принцип стабильности[4]. Указ Президента России от 6 мая 2011 г. № 590 «Вопросы Совета Безопасности Российской Федерации»[5] в свою очередь конкретизирует основные виды национальной (общественной) безопасности путем утверждения положений о следующих видах межведомственных комиссий: по безопасности в экономической и социальной сфере, по военной безопасности, по информационной безопасности, по общественной безопасности, по проблемам Содружества Независимых Государств, по проблемам стратегического планирования, по экологической безопасности. Аналогичную ситуацию можно наблюдать, анализируя Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности»[6], в ст. 1 которого говорится о безопасности государства, общественной безопасности, экологической безопасности, безопасности личности, иных видах безопасности, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

В узком смысле общественная безопасность представляет собой состояние защищенности основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, гражданского мира, политической и социальной стабильности в обществе от противоправных посягательств, а также угроз природного и техногенного характера. Таким образом, когда речь заходит об общественной безопасности в узком смысле, с точки зрения государства следует, в первую очередь, говорить о правовых и институциональных средствах и механизмах обеспечения общественной безопасности, а не в целом о состоянии общества, при котором ему не угрожает опасность. Конечно, при этом не следует забывать и об экономических и идеологических ресурсах, но это уже во вторую очередь.

Федеральный закон РФ от 28 декабря 2010 г. №390-ФЗ «О безопасности» заявленное в названии основополагающее определение для данного нормативного правового акта не содержит, однако безопасность государства – это часть национальной безопасности РФ. В соответствии с п.6 Указа Президента РФ «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» под национальной безопасностью понимается «состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства»[7].

Также считаем необходимым уделить внимание еще одному аспекту: месту и роли МВД России в обеспечении общественной безопасности. Указ Президента РФ от 1 марта 2011 г. № 248 «Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации»[8] содержит всего два случая упоминания категории «общественная безопасность». Так, указ закрепляет за МВД России в качестве основной задачи обеспечение защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, противодействие преступности, охрану общественного порядка и собственности, обеспечение общественной безопасности. Здесь же закреплено и соответствующее полномочие, в рамках которого министерство формирует на основе анализа и прогнозирования состояния преступности, охраны общественного порядка и собственности, обеспечения общественной безопасности, а также миграционных процессов основные направления государственной политики в сфере внутренних дел и в сфере миграции. Логика данного указа наглядно демонстрирует обозначенный выше подход к категории «общественная безопасность» (узкое и широкое толкование): акт построен в соответствии с понятием общественной безопасности в узком смысле. Речь в нем идет о состоянии защищенности основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, гражданского мира, политической и социальной стабильности в обществе от противоправных посягательств. В данной интерпретации категория «общественная безопасность» в рамках отдельных аспектов ставит МВД России в один ряд с другими основными субъектами, обеспечивающими организацию отношений в сфере общественной безопасности. В первую очередь, в сфере организации обеспечения безопасности дорожного движения. Иные направления деятельности МВД России не позволяют прийти к аналогичному выводу, поскольку в большинстве случаев МВД России не является основным субъектом обеспечения общественной безопасности. Оно обеспечивает организацию общественных отношений в сфере общественной безопасности, но именно обеспечивает ее плодотворное осуществление, а не организует. Поэтому, определяя место и роль МВД России в сфере общественной безопасности, следует вести речь не об организационной его роли, а об обеспечительной деятельности, основанной на реализации требований, сформированных основными носителями, осуществляющими нормативную регламентацию конкретного направления в сфере общественной безопасности.

Основой для определения места и роли МВД России в сфере обеспечения общественной безопасности в рамках реализации Стратегии является распоряжение МВД России от 7 октября 2010 г. № 1/8471 «Об утверждении Плана Министерства внутренних дел Российской Федерации по реализации Стратегии развития России до 2020 г. (2010 г. и последующие годы)». Анализ Плана Министерства внутренних дел Российской Федерации по реализации Стратегии развития России до 2020 г. (2010 г. и последующие годы)[9] позволяет констатировать, что МВД России осознает свое место в системе реализации Стратегии и предпринимает необходимые шаги для совершенствования системы обеспечения общественной безопасности. При этом МВД России в рамках повышения эффективности функционирования системы обеспечения общественной безопасности имеет еще ряд возможностей.

Первый принципиально важный шаг, который должно сделать МВД России для повышения эффективности функционирования системы обеспечения общественной безопасности, – выступить с инициативой о закреплении в рамках Стратегии в качестве основной характеристики состояния национальной безопасности уровня преступности. Данный шаг позволит поставить борьбу с преступностью в один ряд с такими вопросами, как противодействие терроризму и экстремизму, повышение социально-экономического благосостояния граждан и др. Конечно, в определенный момент потребуется приложить несколько больший объем сил и средств, но в итоге это позволит обеспечить стабильность проводимым преобразованиям.

На современном этапе развития отношений в сфере обеспечения общественной безопасности выявляются необходимые условия для дальнейшего правового регулирования этой сферы и придания общественным отношениям динамизма. В подобном случае, возможно, будет обращено более пристальное внимание на обеспечение безопасности дорожного движения, экономической безопасности и в целом общественной безопасности в широком смысле.



[1] Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка: Ок. 100 000 слов, терминов и фразеологических выражений. С. 73.

[2] Указ Президента Российской Федерации от 12.05.2009 г. № 537 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г.» (действ. ред.) // «Собрание законодательства РФ». 2009. № 20. Ст. 2444.

[3] Микаилов С.М., Богомолов А.Н. Общественная безопасность как понятие и как стратегический национальный приоритет в сфере обеспечения национальной безопасности // Молодой ученый. 2017. № 39 (173). С. 68-71.

[4] Кузьмин А.А., Панченков В.В., Симонов В.В. Национальная безопасность, роль и место гражданской обороны в системе ее обеспечения//Вестник Университета гражданской защиты МЧС Беларуси. 2018. Т. 2. № 2. С. 243-255.

[5] Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 19. Ст. 2721.

[6] Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 1. Ст. 2.

[7] Указ Президента РФ от 12.05.2009 г. № 537«О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» // СПС «Консультант+»

[8] См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 10. Ст. 1334.

[9] Далее – План.

O.P. Vinogradova
senior lecturer of the department of criminalistics
candidate of Law Sciences
Ural law Institute of MIA of Russia
Ekaterinburg, Russian Federation
Email: olga10vin@mail.ru
P.V. Elfimov
Professor of the Department of Criminalistics
doctor of medical sciences, corresponding member of the Academy of medical and technical sciences, honored doctor of the Russian Federation
Ural Law Institute of the Ministry of Interior Affairs of Russian Federation
Yekaterinburg, Russia
CERTAIN ISSUES OF UNDERSTANDING OF THE CATEGORY «PUBLIC SAFETY»
Annotation
The article is devoted to a very relevant topic, since the category of "public safety" in modern state-legal realities and the current domestic legislation has not received a proper scientific justification and, as a result, there is no clear understanding of the content of this phenomenon. The law should define the concept of this category, for example, within the framework of a Strategy or acts that specify its content. In addition, modern Russian legislation, conceptual legal and political acts allow the use of the categories of "public security" and "national security" as equivalent, which, in turn, is not quite appropriate for such a multinational state as Russia. For States on the territory of which one nation, nationality or for States where there is a title nation, it is quite acceptable, but on the territory of only the Sverdlovsk region peacefully reside representatives of more than 140 nationalities and this is at least incorrect.
Keywords
Public security, national security strategy, crime rate, Ministry of Internal Affairs of Russian Federation.