Личность
Право
Государство

УДК 37.01

С.А. Бараковских
преподаватель кафедры административного права и административной деятельности органов внутренних дел
Уральский юридический институт МВД России
Екатеринбург, Российская Федерация
Email: sergen777@mail.ru
С.Г. Сидоров
доцент кафедры гражданского права
кандидат педагогических наук
Уральский государственный экономический университет
Екатеринбург, Российская Федерация
Email: sergen777@mail.ru
ПРОФИЛАКТИКА КОРРУПЦИОННЫХ ПРОЯВЛЕНИЙ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ КАК ФАКТОР КАЧЕСТВЕННОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ
Аннотация
Статья посвящена нравственно-этическим вопросам и педагогической проблематике подготовки обучающихся с учётом антикоррупционной составляющей будущей юридической деятельности и профессиональной государственной службы. Основные этапы проявления коррупции в жизни общества и государства. Деонтологические служебные кодексы поведения обусловливают непримиримость к явлениям коррупции и строгую аккуратность поведения в ситуации конфликта интересов. Предложение по выделению основных направлений в системе мер профилактики коррупции в высшей школе.
Ключевые слова
Образование, воспитание, юридическая деонтология, противодействие коррупции, система мер профилактики.

В силу меняющихся социально-политических требований к квалификации специалистов в области права, усиливающейся регламентации общественных процессов и необходимостью их юридического сопровождения – вопрос качества юридического образования становится все более актуальным. Однако проблематика качества образования усиливается и требованиями к этической составляющей будущей юридической деятельности и профессиональной государственной службе. Деонтологические служебные кодексы поведения обусловливают непримиримость к явлениям коррупции и скрупулёзную аккуратность поведения в ситуации конфликта интересов. 

Главой нашего государства В.В. Путиным коррупция неоднократно была указана в качестве одного из самых главных барьеров на пути дальнейшего развития нашей страны, более того, борьба с ней, как указывал Президент России – есть приоритетная задача всего нашего общества.

В общедоступных сведениях указаны данные о том, что  незаконные вознаграждения при ведении предпринимательской деятельности и оказании государственных слуг могут составлять от одного до двух процентов ВВП. Конечно же, сам факт присутствия коррупции в обычной деловой практике есть значительная проблема для нашей страны, поскольку затрагивает практически все сферы активной жизни, включая, в том числе, и государственное и муниципальное управление, деятельность правоохранительных органов, систему общего и профессионального образования. Безусловно, необходимо отметить, что наличие коррупции в системе правоохранительных органов, вообще, и в системе Министерства внутренних дел, в частности, – представляет повышенную общественную опасность, обусловленную тем что, сотрудники именно этих подразделений и ведомств наделены реальными полномочиями и призваны вести борьбу в авангарде с этим крайне опасным социально-деструктивным явлением. Более того, пораженные коррупцией правоохранительные органы уже не в состоянии эффективно противодействовать негативным явлениям и процессам, которые прямо угрожают безопасности личности, общества и государства. При этом коррупция правоохранительных органов превращается в реальную государственную проблему, поскольку под угрозой оказываются все политические и экономические преобразования в Российской Федерации последнего времени.

Феномен коррупции, пожалуй, исторически является частью модели управления государством.

Первым правителем, о котором сохранилось упоминание как о борце с коррупцией, был Уруинимгина - шумерский царь города-государства Лагаша во второй половине XXIV века до н.э. Первый трактат с обсуждением коррупции - "Артха-шастра" - опубликовал под псевдонимом Каутилья один из министров Бхараты (Индии) в IV веке до н. э. В нем он сделал пессимистичный вывод, что "имущество царя не может быть, хотя бы в малости, не присвоено ведающими этим имуществом".

Коррупция преследует человечество практически с незапамятных времен. Стоит только вспомнить, что почти две тысячи лет назад наказание за взяточничество (подкуп) предусматривалось законами древнего Вавилона («Законы вавилонского царя Хаммурапи»[1]). С аналогичными проблемами сталкивались и фараоны Древнего Египта, в котором сложился огромный бюрократический аппарат чиновников, позволявший себе творить беззаконие и произвол в отношении свободных крестьян, ремесленников и даже военной знати.

Хорошо известно, что в России до средины XIV века легально существовала такая форма материального обеспечения царских наместников как «кормление», когда бремя содержания и обеспечения присланных должностных лиц (наместников) выполнялось за счёт местного населения. Это, конечно же, порождало злоупотребление наместников, заинтересованных в своём личном обогащении за время пребывания в должности. Подобное поведение трансформировалось в последующее мздоимство, или иными словами «получение в нарушение установленного законом порядка лицом, состоявшим на государственной или общественной службе, каких-либо преимуществ за совершение законных действий (бездействия) по службе», и лихоимство, т.е. «получение тем же лицом каких-либо преимуществ за совершение по службе незаконных действий (бездействия)».  Подобное положение вещей в виде «кормлений» было ликвидировано при царе Иване IV Грозном Земской реформой 1555-1556 гг. Несмотря на показательные и часто жестокие наказания за коррупцию, борьба с ней так и не приводила к желаемым результатам. В лучшем случае удавалось предотвратить наиболее опасные преступления, однако на уровне мелкой растраты и взяток коррупция носила массовый характер.

Исторические корни коррупции, скорее всего имеют отношение к старинному обычаю делать подарки вождям или жрецам для достижения их расположения. Подношение в виде какого-либо дорогого презента выделял этого человека среди иных просителей и способствовал тому, чтобы его просьба была выполнена в полной мере. Отсюда можно делать вывод, что в первобытных обществах плата жрецу или вождю была нормой, обычаем делового оборота.

Также следует отметить, что в известной мере проблемы коррупции изначально были больше таки нравственной проблемой. Об этом Жан-Клод Ваке в своём труде «Коррупция. Этика и власть во Флоренции в 1600-1770 гг.» утверждал, что в тот исторический период дискурс о коррупции был вопросом не о государстве, а о человеческой природе.

В римском праве «corrumpire» обозначало подкуп кого-либо золотом или иными материальными благами. Однако это понятие произошло от сочетания двух латинских слов «cor» в значении: сердце, душа, дух рассудок и «ruptum» – т.е., портить, разрушать, развращать. Здесь можно сделать вывод, что исходя из этимологии этих слов суть коррупции есть не только продажность публичных служащих (в узком значении данного понятия), но в нарушении единства или дезинтеграции и разложении, в том числе органов государственной власти (если рассматривать в более широком и глубоком понимании).

Классическое определение коррупции, от наиболее краткого: «злоупотребление публичной властью ради частной выгоды»[2] до законодательного:  «злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами»[3].

Здесь также необходимо отметить, что проблематика коррупции, включая меры её противодействия в государственной и муниципальной службе весьма широко освещена как на теоретическом, так и на нормативном уровне. Вот только основные нормативные акты:

- указ Президента Российской Федерации от 12.08.2002 № 885 «Об утверждении общих принципов служебного поведения государственных служащих»;

- указ Президента РФ от 29.06.2018 № 378 «О Национальном плане противодействия коррупции на 2018-2020 годы».

- федеральный закон от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции»;

- федеральный закон Российской Федерации от 27.07.2004 №79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»;

- федеральный закон от 02.03.2007 N 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации»;

- федеральный закон Российской Федерации от 03.12.2012 № 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам»;

- типовой кодекс этики и служебного поведения государственных служащих Российской Федерации и муниципальных служащих (Одобрен решением президиума Совета при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции от 23 декабря 2010 года (протокол N 21).

Вместе с тем вопросы противодействия коррупции, ее профилактики в организациях и учреждениях имеют свою автономность и специфичность. Если на уровне организаций есть опыт использования корпоративных этических кодексов и правил поведения, а также попытки внедрения системы комплаенс-контроля, то вопросы воспитания антикоррупционного стандарта поведения обучающихся в образовательных учреждениях еще требуют своего широкого осмысления. 

В настоящее время система юридического образования в высших учебных заведениях столкнулась с необходимостью обеспечения и повышения качества подготовки специалистов юридического профиля. При этом, современный юрист рассматривается как специалист, который достиг соответствующего уровня компетентности – в виде знаний, умений, навыков и обладающим высоким уровнем развития личностных качеств. Всё это позволяет ему в дальнейшем на высоком уровне осуществлять профессиональные функции в непрестанно изменяющемся мире.

Кроме того, вопрос подготовки юридических кадров можно рассматривать также и с позиций конституционной безопасности, как это делает судья Конституционного Суда Российской Федерации, профессор Н.С. Бондарь: «В концентрированном виде понимание юридического образования как конституционной ценности заключается в том, что качество подготовки юридических кадров – это, в конечном счете, проблема конституционной безопасности (курсив автора); причем безопасность в этом случае в одинаковой степени касается как общества и государства, так и в каждой конкретной личности. Ведь конституционная безопасность и есть ни что иное, как состояние защищенности жизненных интересов личности, общества и государства на основе последовательного обеспечения верховенства права, баланса конституционных ценностей»[4].

Формирование и развитие духовно-нравственных ценностей обучающихся юридических образовательных организаций можно рассматривать как создание основы  национальной безопасности. Воспитание нетерпимости к коррупции и коррупционному поведению можно считать одним из основных ее компонентов. Соответствующие направления Национального плана противодействия коррупции на 2018-2020 гг.[5] и положения ст. 6 Федерального закона «О противодействии коррупции»[6] прямо ориентируют субъекты профилактики коррупции.

Вопросам профессиональной этики и юридической деонтологии для студентов многие образовательные организации уделяют самое пристальное внимание, что соответствует реализации требований ст. 13.3. закона о противодействии коррупции, предусматривающей обязанность организаций принимать меры по предупреждению коррупции. В тоже время этические кодексы обучающихся, реализация стандарта поведения и привлечение к этой работе студенческих объединений не везде поставлены на систематическую и регулярную основу.

Безусловно, система мероприятий по профилактике коррупции в высшей школе имеет свои отличия от накопленных традиций в государственном и муниципальном управлении, а также правоохранительных органах. Это связано со спецификой и особенностями субъектов и характером коррупционного взаимодействия (обучающийся – преподаватель).

В качестве предложений можно выделить следующие направления:

1) силами студенческих объединений подготовка инициатив по разработке и утверждению этического кодекса обучающихся (далее – Кодекс), стандарта поведения в Университете (далее – Стандарт), включающего нормы противодействия коррупции, а также необходимость изучения проблемы конфликта интересов;

2) создание организационных структур в студенческом объединении университета обеспечивающих контроль выполнения норм Кодекса и следования Стандарту, в том числе и pre-дисциплинарный разбор конфликтных ситуаций (Суд чести Alma Mater, например);

3) разработка комплекса мер по мониторингу фактов коррупционных проявлений в каждом структурном подразделении образовательной организации (институт/факультет) путем анонимного опроса обучающихся после каждой экзаменационной сессии (два раза в год), а также абитуриентов после их зачисления на первый курс. Анализ карт коррупционных рисков, их корректировка;

4) включение в типовую форму договора об образовании как общих, так и специальных обязанностей обучающегося по исполнению положений утвержденного Кодекса и Стандарта Университета, связанных с упреждением коррупционных проявлений;

5) формирование информационной среды и активной пропаганды нетерпимости к любым проявлениям коррупции в образовательной организации (университетские СМИ, социальные сети, использование потенциала внеучебной деятельности).

Необходимо отметить, что вся предложенная деятельность по выстраиванию реальной системы мер профилактики коррупции в высшей школе, направленной, в том числе, на повышение качества юридического образования, должна происходить под кураторством уполномоченных должностных лиц образовательной организации из числа наиболее подготовленных представителей профессорско-преподавательского состава, обладающих соответствующими компетенциями, а также жизненным и профессиональным опытом и, естественно, личной мотивацией и желанием.



[1] Волков И.М. Законы вавилонского царя Хаммураби. М., 1914.

[2] Senturia Joseph J., Corruption, Political, in: Edwin R.A. Seligman (ed.), Encyclopedia of the Social Sciences. New York, 1931, p. 448-452.

[3] Ст. 1 Федеральный закон от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» // Собрание законодательства РФ. 2008. № 52 (ч. 1). Ст. 6228.

[4] Бондарь Н.С. «Российское юридическое образование как конституционная ценность: национальные традиции и космополитические иллюзии. Серия «Библиотечка судебного конституционализма». Вып. 3. 2-е изд., доп. М.: Изд-во «Юрист». 2017. С.23.

[5] Указ Президента РФ от 29.06.2018 № 378 «О Национальном плане противодействия коррупции на 2018-2020 годы» // Собрание законодательства РФ. 2018. № 27.  Ст. 4038.

[6] Федеральный закон от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» // Собрание законодательства РФ. 2008. № 52 (ч. 1). Ст. 6228.

S.A. Burakovsky
lecturer of the department of administrative law and administrative activities of internal affairs bodies
Ural law institute of MIA of Russia
Ekaterinburg, Russian Federation
Email: sergen777@mail.ru
S.G. Sidorov
associate professor of the Department of Civil Law
candidate of pedagogical sciences
Ural state economic university
Yekaterinburg, Russia
Email: sergen777@mail.ru
PREVENTION OF CORRUPTION MANIFESTATIONS IN EDUCATIONAL ORGANIZATION AS A FACTOR OF QUALITATIVE LEGAL EDUCATION
Annotation
The article is devoted to moral and ethical issues and pedagogical problems of training students, taking into account the anti-corruption component of future legal activity and professional civil service. The main stages of the manifestation of corruption in the life of society and the state. Deontological service codes of conduct determine intransigence to the phenomena of corruption and strict accuracy of behavior in a conflict of interest situation. A proposal to identify the main directions in the system of preventive measures of the corruption in higher education.
Keywords
Education, upbringing, legal deontology, anti-corruption, system of preventive measures.