Личность
Право
Государство

УДК 349.232

В.Б. Малкеров
Доцент кафедры гражданского права
кандидат юридических наук, доцент
Уральский государственный экономический университет
Екатеринбург, Российская Федерация
Email: proverkav@rambler.ru
«СЕРАЯ» ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Аннотация
Статья посвящена проблематики выплаты заработной платы неофициально, не показывая ее полный объем для налогообложения. Автор исследует причины и последствия данного явления, формулирует свои предложения по изменению ситуации.
Ключевые слова
Заработная плата, уклонение от налогообложения, стороны трудового правоотношения.

Проблема выплаты заработной платы «в конверте» достаточно актуальна для современной России. По данным Росстата в 2014 г. объем заработной платы, не попадающий в официальную отчетность составляет 9,6 триллионов рублей, что составляло 1/6 от размера ВВП[1]. Динамика последних лет в этом вопросе не показывает положительных тенденций. Зададим вопрос: выгодно это или безразлично государству? Ответ очевиден – государству это совершенно невыгодно, более того, усиление тенденции уклонения от налогообложения угрожает самому существованию государства. В частности, снижаются отчисления в пенсионный фонд, при этом возможности поддерживать уровень пенсионного обеспечения на приемлемом уровне за счет страховых отчислений практически невозможны[2]. Таким образом, снижается уровень социальной стабильности в обществе. Работник в принципе так же не заинтересован в получении заработной платы «в конверте». Выплата заработной платы официально в минимальных размерах приводит к тому, что уменьшаются страховые отчисления в пенсионный фонд и работник обрекает себя на уменьшение собственных пенсионных прав. В случае невыплаты работодателем оговоренной неофициальной зарплаты работник может претендовать лишь на те суммы, которые зафиксированы в официальных документах. Если же этот размер вообще нигде не определен, а факт наличия трудовых правоотношений является доказанным, то в этом случае суду крайне сложно вынести решение о задолженности по заработной плате. Как отмечалось в научной периодике в этом случае суды, как правило, исходят из величины минимальной заработной платы[3]. При болезни работник получает пособие по временной нетрудоспособности исходя из официальной заработной платы. Невысокая заработная плата препятствует возможностям работника получения желаемого для него кредита. В отдельных случаях зарплата «в конверте» дает возможность работнику снизить размер выплат по алиментным и иным обязательствам, что стимулирует работника к получению неофициальной заработной платы. Если работник выплачивает алименты на ребенка, то, например, 25 процентов выгоднее отдавать с меньшей суммы.  Но следует согласиться, что это частные, нетипичные случаи.

Таким образом, мотивации для получения заработной платы минуя официальную отчетность у работника нет. Очевидно, что сложившаяся, довольно распространенная практика получения заработной платы, минуя налогообложение, выгодна работодателю. Отмечалось, что каждый третий руководитель создал определенные схемы чтобы избежать налоговых отчислений в полном объеме[4]. Встает вопрос: почему же работодателям удается заставить пойти работников на соглашение о получении части зарплаты неофициально? Этот вопрос приобретает еще более обостренную форму, учитывая то обстоятельство, что арбитр в трудовых отношениях между работником и работодателем – государство, безусловно заинтересовано в том, чтобы работник получал заработную плату официально. Это обстоятельство объясняется довольно просто тем, что работодатель является более сильной стороной по трудовому договору и имеет возможность навязывать свою волю работнику, как более слабой стороне. Государство же, как арбитр, может, как правило, вмешаться в трудовые отношения между работником и работодателем при наличии заявления со стороны работника. А поскольку работник зависим от работодателя, то это обстоятельство снижает мотивацию работника к подаче жалобы. Вся концепция такой отрасли права как трудовое право пронизано идеей социальной защиты работника как более слабой стороны по трудовому правоотношению, нежели работодатель. Это выражается в том, что работодатель, как правило, должен заключать именно бессрочный трудовой договор, а не более выгодный для него срочный, это выражается в том, что работодатель не может произвольно расторгнуть трудовой договор, кроме случаев указанных в законе, а работник может это сделать в любое время. При причинении ущерба работодателю, работник, как правило, возмещает не весь ущерб, а только ограниченную его часть, не превышающую его среднего заработка, да и при определении размера ущерба учитываются не все его возможные составные части, а только прямой действительный ущерб. Таким образом, сам законодатель признает более слабый статус работника по отношению к работодателю, однако действенной защиты работника, в случае его возможного конфликта с работодателем по поводу неофициальной заработной платы законодатель не предусмотрел.

Кроме того, следует иметь ввиду и то обстоятельство, что снижение уровня страховых отчислений в пенсионный фонд и как следствие уменьшение пенсионных прав работника не слишком влияют на желание работника вступить в конфликт с работодателем. Причина отсутствие убежденности работника в том, что отчисления в пенсионный фонд страховых отчислений от зарплаты сегодня гарантируют его пенсионные права в будущем. Большинство граждан несклонны к долгосрочному планированию своего будущего. Обесценивание вкладов граждан в 1991 г., а также динамика пенсионного законодательства в современной России дают основания гражданам для такого недоверия. Так пенсионная реформа в России в 2002 г. изменила принципы определения размера трудовых пенсий по старости. Действовавшее до этого пенсионное законодательство для расчета размера пенсии учитывало только один период в трудовом стаже: либо любые пять лет подряд или последние два года перед выходом на пенсию. Гражданин мог, зная эти константы планировать различные варианты трудовой деятельности. Например, он мог отработать пять лет на тяжелом производстве, с высокими заработками, а затем, работая не слишком интенсивно, больше времени уделить семейным проблемам, рассчитывая на высокую пенсию. Или мог стремиться к карьерному росту, долгое время, работая на должностях с невысокой заработной платой, отдавая значительную часть времени повышению уровня образования, в преддверии достижения пенсионного возраста получив должность с высокой зарплатой. Пенсионная реформа 2002 г. изменила правила игры. Согласно закону «О трудовых пенсиях» размер трудовой пенсии по старости определяется исходя из тех отчислений от зарплаты, которые работник сделал в течение всей трудовой деятельности. Пенсионные права граждан до 2002 г.  перевели в страховые отчисления по определенной формуле. При этом были фрагментарно учтены принципы определения пенсионных прав по старой системе, но достаточно в нивелированном виде. В применяемой формуле так же можно было выбирать один отрезок трудовой деятельности, наиболее выгодный для гражданина. Учитывалось отношение личной зарплаты гражданина к средней зарплате по стране. Но если личная зарплата была больше чем в среднем по стране значительно, то все равно для расчёта брался коэффициент не более чем 1,2 и размер пенсии не соответствовал жизненным планам работника. Таким образом, изменения основ пенсионного законодательства нивелировали интерес граждан к долгосрочному планированию своих жизненных планов и способствовали распространению такого явления как выплата заработной платы в «конверте».

Данное негативное явление наказывается действующим законодательством. Выше уже отмечалось, что выплата «серой» зарплаты уменьшает размер налоговых отчислений и отчислений в страховые фонды. Статьи 122 и 123 Налогового Кодекса РФ предполагают штрафы за уклонения от налогооблажения на сумму от 20 до 40 процентов от неуплаченного налога. Кроме того, в случае уклонения от налогооблажения в крупных размерах (в течение 3 финансовых лет для ИП – 600 тысяч, для юридического лица – 2 миллиона рублей) предполагает уголовную ответственность по ст. 198, 199, 199.1 УК РФ в виде штрафа от 100 000 до 500 000 руб. и лишение свободы до 6 лет. Однако мы видим, что достаточно серьёзные санкции не препятствуют широкому распространению «серой» зарплаты. В качестве способа борьбы с данным явлением логично предложить ужесточение мер ответственности. Другим способом было бы предложение стабилизацию пенсионного законодательства, выработки у граждан привычки к долгосрочным жизненным планам. В качестве специальной меры следует внедрить практику выборочного анкетирования работников «подозрительных» по уровню заработной платы организаций по такой методике, которая бы делала невозможной персонификацию источника утечки информации о практике выплаты заработной платы по серым схемам.

 



[1] Черникова Е.В. Заработная плата в «конверте» в современной России: мотивы работника // Евразийский союз ученых. 2015. № 3-8. С.72.

[2] Гринченко Т.В. Основные проблемы пенсионной системы РФ и ориентиры ее совершенствования // Труд и социальные отношения. 2015. № 1. С. 112.

[3] Орлова О.А. «Серая» зарплата: проблемы и их разрешения // Инновационная экономика и право. 2015. № 1. С. 109.

[4] Артамонова Е.П. Серая заработная плата и легализация трудовых отношений // Инновационная экономика и право. 2015. № 1. С. 60.

V.B. Malkerov
associate professor of the Department of civil law
candidate of Law Sciences, associate Professor
Ural state economic university
Yekaterinburg, Russian Federation
Email: proverkav@rambler.ru
ILLEGAL SALARY IN THE RUSSIAN FEDERATION
Annotation
This article focuses on the issue of payment of salaries unofficially, not showing her the full amount for taxation. The author explores the causes and consequences of the phenomenon, formulates its proposals for changing the situation.
Keywords
Wages, tax evasion, the parties of the employment relationship.