Личность
Право
Государство

УДК 342.951

С.А. Бараковских
преподаватель кафедры административного права и административной деятельности органов внутренних дел
Уральский юридический институт МВД России
Екатеринбург, Российская Федерация
Email: sergen777@mail.ru
А.С. Барабаш
начальник кафедры административного права и административной деятельности органов внутренних дел
кандидат юридических наук
Уральский юридический институт МВД России
Екатеринбург, Российская Федерация
Email: baraba777@yandex.ru
СОВРЕМЕННЫЕ НОРМОТВОРЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ В ОРГАНИЗАЦИИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО ЗАДЕРЖАНИЯ
Аннотация
В статье на основании анализа действующего законодательства, ведомственных нормативных актов, материалах правоприменительной деятельности полиции по применению административного задержания выявляются проблемные вопросы исчисления сроков административного задержания, а также обосновывается предложение о рекомендации возвращения в систему органов внутренних дел специальных учреждений, для лиц, совершивших административное правонарушение и находящихся в состоянии опьянения.
Ключевые слова
Мера принуждения, административное задержание, сроки задержания, состояние опьянения, специальные учреждения.

Дискуссия о правовой природе и сущности административного задержания продолжается на протяжении многих десятилетий. Процессуальная доктрина применения мер административного принуждения, в том числе и административного задержания, а также законодательство, правоприменительная практика, да и сама жизнь, продолжают развиваться[1].

В этой связи определенные высказываемые ранее позиции нуждаются в уточнении и переосмыслении, а также гармонизации с сегодняшними представлениями о сущности, характере и содержании производства по процедуре и порядку применения мер административно-процессуального обеспечения.

В представленной статье, на основании анализа действующего законодательства, ведомственных нормативных актов, материалах правоприменительной деятельности полиции по применению административного задержания выявляются проблемные вопросы особенностей административного задержания, в том числе и исчисления сроков административного задержания[2], в рамках производства по делам об административных правонарушениях.

Административное задержание – это совокупность определенных мероприятий, связанных с кратковременным ограничением свободы физического лица применяемое в исключительных случаях, для правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении, а также исполнения[3] постановления по делу об административном правонарушении.

Учитывая новую редакцию ст. 27.5 КоАП РФ – так называемый общий срок административного задержания остался прежним – 3 часа, исключая те случаи, когда речь идет о задержании на 48 часов (см.ч.2 и ч.3 ст. 27.5 КоАП РФ), однако был скорректирован срок исчисления момента начала задержания, для лиц, находящихся в состоянии опьянения[4]: «Срок административного задержания лица, находящегося в состоянии опьянения, исчисляется с момента его вытрезвления.

При этом общий срок времени вытрезвления лица, находящегося в состоянии опьянения, с момента его доставления в соответствии со статьей 27.2 настоящего Кодекса и административного задержания такого лица на основании части 2 или 3 настоящей статьи не может превышать 48 часов»[5].

Возникает вопрос, целесообразности этих изменений, если фактически отследить этот срок не представляется возможным, т.к. специальных учреждений, где бы могло находиться лицо, до момента вытрезвления фактически нет. Анализируя эмпирический материал, мы приходим к выводу, что лица, находящиеся в состоянии опьянения, совершившие правонарушение фактически не имеют правового статуса, т.к. после физического задержания и доставления в органы внутренних дел, они не могут быть помещены в помещение для административно задержанных, т.к. протокола об административном задержании нет, соответственно и оснований процессуальногозадержания и помещения в условия временной изоляции от общества – тоже нет!

Получается, необходимо ждать, когда лицо вытрезвится и у должностного лица, уполномоченного составить протокол об административном задержании, появится возможность процессуально оформить содержание лица в «помещении для административно-задержанных».

Исходя из вышесказанного, получается, что применить данное изменение, внесенное в КоАП РФ в пользу лица, находящегося в состоянии опьянения, для соблюдения его конституционных прав не представляется возможным, т.к. нет – ни специального учреждения, ни уполномоченного лица, которое не только фактически, но и процессуально сможет определить – «вытрезвилось» лицо, либо нет. И только после этого «лицо» сможет приобрести статус участника производства по делам об административных правонарушениях[6], который обладает всеми правами и обязанностями, в соответствии с главой 25 КоАП РФ.

Возникает вопрос, как быть должностному лицу, который должен дождаться момента вытрезвления и составить протокол об административном задержании, для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении, а в последствие, и для исполнения постановления по делу об административном правонарушении[7].

Ведь отпустить лицо вытрезвляться домой он не может, иначе не сможем обеспечить цель применения меры обеспечения производства в соответствии со ст. 27.3 КоАП РФ.

Рассмотрим ситуацию, когда после доставления лица, необходимости в административном задержании нет, тогда необходимо либо составить протокол об административном правонарушении, либо, как минимум – протокол о доставлении лица[8]. Но и это не представляется возможным, т.к. лицо находиться в состоянии опьянения. Необходимо ждать момента вытрезвления!

К сожалению, в реальной жизни происходит смешение совершенно разных аспектов и форм правоприменения: фактического задержания и последующего составления протокола об административном задержании, при этом остается без внимания разница между задержанием лица, как мерой принуждения (а конкретно пресечения – в узком смысле) и задержанием лица как комплексом процессуальных действий (в широком смысле). Однако мы полагаем, что имеющиеся в теории различные подходы к понятию и сущности административного задержания не должны противоречить друг другу. Следует выработать единый правовой механизм, позволяющий пресечь продолжение противоправного деяния лица и обеспечить его нахождение в условиях доступности для осуществления административного производства с его участием и решение вопроса о возможности применения к нему мер административного наказания[9].

Именно указанное обстоятельство вынуждает нас выдвинуть предложение, о необходимости возвращения в систему органов внутренних дел специальных учреждений, где бы могло находиться лицо до момента вытрезвления и соответственно приобретения статуса лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, для реализации в полном объеме своих прав и обязанностей.



[1] Россинский С.Б. Дискуссия о сущности и правовой природе задержания подозреваемого продолжается … / С.Б. Россинский // Актуальные проблемы российского права. 2018. № 6 (91) июнь. С. 134-145.

[2] Поддубный А.О. Особые условия применения административного задержания в производстве по делам об административных правонарушениях: дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2003. 188 c.

[3] Мосин М.В. Правовые основания, процессуальный порядок и тактика административного задержания: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М. 2006. С.24.

[4] Решетник Ю.Ф. Правовые и организационные основы применения административного задержания в деятельности органов внутренних дел (милиции): дисс. … канд. юрид. наук. М. 2007. 189 с.

[5] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ // СПС «Гарант».

[6] Поникаров В.А. Теоретико-прикладные основы организации и осуществления административно-юрисдикционной деятельности в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации: дисс. ... докт. юрид. наук. Рязань, 2009. 505 с.

[7] Мосин М.В. Правовые основания, процессуальный порядок и тактика административного задержания: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М. 2006. 24 с.

[8] Там же.

[9] Россинский С.Б. Дискуссия о сущности и правовой природе задержания подозреваемого продолжается … / С.Б. Россинский // Актуальные проблемы российского права. 2018. № 6 (91) июнь. С. 134-145.

S.A. Burakovsky
lecturer of the department of administrative law and administrative activities of internal affairs bodies
Ural law institute of MIA of Russia
Ekaterinburg, Russian Federation
Email: sergen777@mail.ru
A.S. Barabash
head of the department of administrative law and administrative activities of internal affairs bodies
candidate of Law Sciences
Ural Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia
Yekaterinburg, Russian Federation
Email: baraba777@yandex.ru
MODERN RULE-MAKING TENDENCIES IN THE ORGANIZATION OF LAW REGULATION OF THE ADMINISTRATIVE DETENTION
Annotation
Based on the analysis of the current legislation, departmental regulations, materials of law enforcement activities of the police on the application of administrative detention, the article reveals the problematic issues of calculating the terms of administrative detention, and also substantiates the proposal to recommend the return to the system of internal Affairs bodies of special institutions for persons who have committed an administrative offense and are in a state of intoxication.
Keywords
Coercive measure, administrative detention, terms of detention, state of intoxication, special institutions.