Личность
Право
Государство

УДК 340.113

А.С. Шабуров
профессор кафедры теории государства и права
доктор юридических наук, профессор
Уральский государственный юридический университет
Екатеринбург, Российская Федерация
Email: shaburov.41@mail.ru
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ «ПРАВОВОЙ БЕЗОПАСНОСТИ» КАК КАТЕГОРИИ ПРАВА
Аннотация
В статье поднят вопрос о необходимости разработки содержания понятия «правовая безопасность». Определена актуальность ее исследования, возможное место в категориальном аппарате юридической науки. Проведено разграничение правовой и юридической безопасности. Обозначены некоторые проблемы обеспечения правовой безопасности.
Ключевые слова
Безопасность, правовая безопасность, юридическая безопасность.

К числу важнейших проблем современности относится проблема национальной безопасности, которая является одновременно и целью, и условием успешного развития общества и государства, в том числе и современной Российской Федерации. Поэтому не случайно научные проблемы национальной безопасности в последнее время находятся в центре внимания отечественных ученых. Значительное внимание этой проблеме было уделено и со стороны законодательной и исполнительной власти России[1]. За относительно небольшой период времени правовое регулирование в данной сфере прошло длинный путь. От одного специального закона «О безопасности»[2], через концепции[3] и стратегии[4] национальной безопасности, к современной системе нормативного правового регулирования, построенной на основе федерального закона «О безопасности»[5]. В настоящее время проблемы безопасности рассматриваются в рамках большого количества программных актов: стратегий, концепций, доктрин, основ, основных направлений и т.д.

Обратимся к понятию «безопасность». Официальная дефиниция безопасности была дана в законе «О безопасности» 1992 г., согласно ст. 1 которого «Безопасность – состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз»[6].

Научно-практическое значение имеет общесоциальная характеристика безопасности через категорию «национальная безопасность». Впервые официальное определение национальной безопасности дается в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию России. Здесь национальная безопасность понимается как «состояние защищенности национальных интересов от внутренних и внешних угроз, обеспечивающее прогрессивное развитие личности, общества и государства»[7]. Более полно содержание этого понятия было развито в ст. 6 Стратегии национальной безопасности Российской Федерации от 12 мая 2009 года.

Поскольку национальная безопасность – довольно ёмкая по содержанию категория, охватывающая достаточно широкий спектр общественных отношений, выступающих в качестве отношений правовых, это положение послужило основанием для характеристики национальной безопасности как явления правового. Безусловно, отношения ответственности выступают как отношения правовые и можно говорить об отношениях ответственности как разновидности правовых отношений.

Необходимым условием безопасности общества, условием его функционирования и развития является упорядоченность общественных отношений. А подобная упорядоченность в максимальной степени осуществляется правом, в рамках правового регулирования. На этом основании отдельные авторы национальную безопасность, анализируемую в рамках механизма правового регулирования, определяют как безопасность «правовую».

Полагаем, что говорить о безопасности как о категории юридической, правовой, можно рассматривая ее как явление. В частности, в Конституции РФ термин «безопасность» повторяется несколько раз в различных контекстах («безопасность государства» (ст. 13, п. 1 ст. 82 Конституции), безопасность граждан» (ст. 56), «общественная безопасность» (ст. 72). Это дало основание отдельным авторам характеризовать безопасность как режим статусного состояния, имеющий конституционные характеристики[8]. Однако какой-либо конкретизации указанных понятий Конституция не содержит. Термин «безопасность» в разных вариациях используется и в действующем законодательстве. В частности, в российском Уголовном кодексе РФ есть раздел IX – «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка», раздел XII – «Преступления против мира и безопасности человечества». Глава 24 этого кодекса называется «Преступления против общественной безопасности», гл. 29 – «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства». В Кодексе об административных правонарушениях РФ так же содержится этот термин, в частности, гл. 20 КоАП РФ определяется как «Административные правонарушения, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность». В Трудовом кодексе РФ содержатся формулировки «промышленная безопасность» (ст. 366) , «ядерная и радиационная безопасность» (ст. 369), ст. 413 содержит выражение «безопасность «государства». При этом так же отсутствует какая-либо конкретизация указанных положений. Безусловно, это следует отнести к недостаткам законодательства, правового регулирования в целом. Однако указанные выражения связаны с предметом правового регулирования, предметом правовой охраны, что дает основания характеризовать указанные категории как правовые. Та или иная категория может называться «правовой» тогда, когда она содержательно входит в механизм правового регулирования, укладывается в систему правовых категорий, включаясь в категориальный аппарат юридической науки, развивая и обогащая его.

Анализ правовой безопасности возможен в рамках теории правовых функций. Известно, что наряду с регулятивной функцией право осуществляет и функцию охранительную. Как указывает А. А. Рубанов, юридическое сознание связано с охранительной направленностью деятельности человека в сфере государства и права[9]. При этом право проявляет себя исключительно через реальные отношения, все проблемы в связи с защитой которых разрешаются «в сфере права»[10]. Именно право направлено на охрану общезначимых наиболее важных экономических, политических, национальных, отношений, обеспечивает их неприкосновенность и безопасность, соответственно, вытеснение чуждых отношений, представляющих опасность для дальнейшего прогрессивного развития общества государства и личности[11]. Охранительная функция права заключается не только в реализации санкций, но и в обеспечении безопасности общественных отношений. Полагаем, что в рамках охранительной функции можно выделить и функцию обеспечения безопасности общества и личности.

Учитывая важность категории безопасности, как явления, как категории, определяющей направление деятельности права, безопасность можно рассматривать и как правовой принцип. В юридической науке, главным образом, рассматриваются такие принципы как гуманизм, справедливость, законность и т.д. Безопасность в качестве принципа права не рассматривается. Однако более глубокий анализ безопасности позволяет ее рассматривать как одно из основных начал (т.е. принципов) функционирования права.

Интерес представляют и попытки рассмотрения правовой безопасности с позиций прав человека. Следует отметить, что, несмотря на очевидную общественную и юридическую значимость, право на безопасность не рассматривается в качестве права человека не только в Конституции и в иных законодательных актах России, но и в соответствующих международных документах. На наш взгляд, это можно рассматривать как недостаток правового регулирования.

Совершенно очевидно, что характер правовой безопасности обусловлен возможностями права, правовой системы обеспечения, состоянием защищенности соответствующих сфер жизнедеятельности как объектов защиты. К сожалению, при характеристике безопасности за основу берется именно предмет обеспечения безопасности (хотя и с помощью права). Отсюда и речь об обеспечении безопасности в экономической сфере (экономическая безопасность), в сфере экологии (экологическая безопасность) и т.д. При этом нередко само право как объект охраны не характеризуется. А ведь это не просто регулятор отношений, а важнейшее социально явление, величайшая социальная ценность, которая, так же как экономика, политика и другие нуждается в защите, обеспечении его безопасности от определенных угроз, т.е. речь должна идти о безопасности самого права, о правовой безопасности.

В Стратегии национальной безопасности заключена система ее обеспечения, неоднократно подчеркивается, необходимость обеспечения национальной безопасности посредством правовых инструментов. Раздел VI этого документа содержит основные характеристики состояния национальной безопасности. К сожалению, в качестве факторов, характеризующих состояние уровня национальной безопасности, отсутствуют показатели состояния и эффективности действующего законодательства. Совершенно очевидно, что характер правовой безопасности обусловлен возможностями права, правовой системы, состоянием защищенности соответствующих сфер жизнедеятельности как объектов защиты.

Для устранения этих недостатков, затрудняющих повышение национальной безопасности, требуется решение многих теоретических проблем юридической науки, которые нередко отстают от требований юридической и социальной практики. Опыт показывает, что особого внимания требует анализ различных видов безопасности. При этом наряду с экономической, политической и другими видами социальной безопасности (которые достаточно подробно рассмотрены в науке) в последнее время в качестве самостоятельной юридической наукой рассматривается правовая безопасность. Более того, анализ именно этого вида безопасности представляется чрезвычайно важным, ибо в современных условиях именно она выступает на первое место.

Интерес представляет позиция А. Ф. Галузина, который юридическую безопасность трактует как состояние защищенности прав, свобод и интересов личности, общества и государства посредством юридической деятельности[12].

Подобную концепцию безопасности как механизма обеспечения национальной безопасности, элементами которой являются «право, правотворчество, правоприменение, представляющие собой самостоятельную сферу безопасности развивал в своих работах и А. А. Тер-Акопов. При этом он определял ее как безопасность «юридическую». Основанием ее выделения в самостоятельный вид безопасности, по мнению автора, является «воплощенность юридической составляющей в базисные сферы развития общества». Отсюда и юридическую безопасность он определял как «механизм противодействия различным угрозам юридическими средствами»[13].

Однако, для того, чтобы эффективно решать указанные задачи, право само должно быть совершенным и с качественной, и с содержательной стороны. А это требует определенной деятельности соответствующих органов по совершенствованию права, устранению угроз для общества со стороны неэффективного права. И прежде всего, это требует глубокой всесторонней научной разработки проблем правовой безопасности.

Естественно, что в силу объективных условий, а еще больше – субъективных обстоятельств (если учитывать волевой характер права), его качество не только совершенствуется, но может и ухудшаться, утрачивать свою эффективность, т.е. подвергаться опасностям. Как показывает практика, дефекты позитивного права (игнорирование в нем естественных прав человека, нарушение закона, пробелы, противоречия, противоправная юридическая практика, неэффективное применение), негативно сказываются на характере общественных отношений, наносят ущерб обществу, личности и государству.

Рост преступности, снижение качество действующего законодательства является не меньшим злом, чем неэффективная экономическая и социальная политика и приводит различные сферы общественной жизни в социально опасное состояние.

Анализируя состояние действующего законодательства и практики его применения, С. С. Алексеев сделал вывод о том, что «главная причина неудачи идущих в нашей стране реформ, наряду с упречным пониманием либерализма вообще и отсутствием действительно научного подхода к реформам, – это недооценка права»[14].

Недостатки в исследовании теории правой безопасности можно объяснить недостаточной разработкой отдельных общенаучных проблем правоведения, отсутствием единства при анализе некоторых общетеоретических проблем. Так, до сих пор не прекращены споры о сущности права, противоречии права и закона, характеристики права как мерила свободы и т.д. Подобные недоработки и противоречия порождают и различные подходы к идеям, связанным с правовой безопасностью. Хотя этой проблеме посвящено уже достаточное количество работ, проблема остается до конца неразработанной, в науке нет единства по вопросам раскрытия содержания и сущности правовой безопасности.

Как указывалось, упорядоченность общественных отношений является необходимым условием безопасности общества, условием его функционирования и развития. А социальное назначение права как раз и состоит в урегулировании, упорядочении общественных отношении, придании им должной стабильности, необходимого уровня безопасности[15]. Поэтому во многих работах, посвященных проблемам правовой безопасности, дается не содержание собственно правовой безопасности, а лишь характеристика правого регулирования, его механизма. Кроме того, нередко налицо известная «юридизация» категорий. Подобное положение имеет место, когда характеристика социальных явлений как «правовых» осуществляется посредством формального добавления к ним выражений «юридическая», «правовая»[16]. Достаточно вспомнить такие выражения как «правовая жизнь», «правовое пространство», «правовая материя», «правовая энергия», «правовой выбор» и т.д.

Но для того, чтобы активно осуществлять, реализовать свое предназначение в обществе, право должно быть совершенным как по форме, так и по содержанию. Некачественное состояние права снижает эффективность регулирования, приводит к негативным последствиям, к снижению его роли, значения в обществе, к утрате работающих регулятивных свойств и качеств, т.е. определенные обстоятельства могут представлять угрозу самому стоянию права. Например, в условиях социалистической революции ставится задача слома не только государственной машины, но и ликвидации существующей правовой системы. Как показывает практика, имеется немало факторов, оказывающих влияние на само право, на его качественные и сущностные характеристики. Поэтому целесообразна постановка вопроса об устранении незащищенности самой правовой системы.

Рассматривая опасности, характерные для действующего права, отдельные авторы различают юридико-правовые и юридические опасности. Под первыми понимаются юридические по форме и противоправные по содержанию опасности законов. Это система формально правовых юридических дефектов позитивного права (противоречивость правовых актов, их неконституционность, пробельность, нестабильность законов и отдельных норм). Юридические же опасности порождаются юридической деятельностью. Это опасности неэффективного, противоправного, неправомерного правоприменения.

Следовательно, правовая безопасность – безопасность самого права. Это защищенность самой правой системы. Опасность здесь видится в низком качестве законодательства, его техническом несовершенстве, Причины опасности – низкий уровень правой культуры законодателя и правоприменителя, субъективизм и законодательный произвол, снижение уровня демократичности правового развития и функционирования правовой системы, недооценка нравственных и правовых основ права, рост преступности, снижение роли судебных органов в правом регулировании и т.д. Таким образом, постановка вопроса о безопасности самого права, его свойств, качеств, эффективности не только уместна, но и необходима.

Правовая безопасность – это самостоятельный вид социальной (национальной) безопасности, существующий наряду с другими ее видами (экономической, политической, международной и т.д.). При обеспечении безопасности нельзя забывать, (а тем более, игнорировать) ни один из ее видов[17]. Применительно же правовой безопасности можно сказать, что это центральный, определяющий вид безопасности.

Учитывая значимость правовой безопасности для обеспечения правового регулирования, ее место в теории права, следует признать, что правовая безопасность выступает как важнейшая правовая категория, органически входящая в категориальный аппарат юридической науки. Как известно, правовые категории представляют собой высшую степень абстрактных знаний в теории права. Выражая суть и закономерности реальных процессов правовой сферы общественной жизни, оно дают возможность постигать ее глубже и полнее[18].

В последнее время к проблемам правовой безопасности обратились многие авторы. Однако, несмотря на это, в науке до сих пор нет единства в понимании ее роли и места в единой системе национальной безопасности. Более того, отсутствует и терминологическое единство при определении категории. Отдельные авторы рассматриваемую безопасность определяют как безопасность «правовую» (Б. В. Дрейшев, А. Ф. Галузин, Б. Тюрина, А. И. Страхов), другие – как «юридическую» (А. А. Тер-Акопов, Ю. Б. Фомин). На наш взгляд, несмотря на близость указанных категорий, их нельзя отождествлять. Полагаем, что рассматриваемую категорию следует определять именно как безопасность «правовую». Подобное определение наиболее полно отражает роль и место этого вида безопасности в системе национальной безопасности. В таком случае внимание акцентируется на безопасности именно права как социального явления, предполагая защиту системы права, законодательства, правовой системы в целом от опасностей и угроз. Содержание же безопасности как безопасности «юридической» связано, прежде всего, с реализацией права, правовым регулированием, с деятельностью государства, и, прежде всего, с его правоприменительной деятельностью, недостатки которой, в свою очередь, влияют и на эффективность права как специфического регулятора общественных отношений, принижая его ценность и социальную значимость. И в этом смысле правовая безопасность, как правовое явление, обеспечивает эффективность всех видов безопасности (национальной, государственной, экологической, экономической и т.д.). В силу этого она занимает центральное место в системе национальной безопасности, что, в свою очередь, требует ее дальнейшего научного исследования и совершенствования практики реализации.

 



[1] По результатам мониторинга, проведенного Комитетом по обороне и безопасности Совета Федерации, различные вопросы национальной безопасности России регулируют более 70 Указов Президента РФ и около 200 федеральных законов (см., подробнее: Магомедова Д. А. Проблемы обеспечения национальной безопасности // Седьмые Всероссийские Державинские чтения. Книга 1. Проблемы теории и истории государства и права М, 2012. С. 121.).

[2] Закон РФ от 05.03.1992 № 2446-1 «О безопасности» (утратил силу) // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 15. ст. 769.

[3] Указ Президента РФ от 17.12.1997 № 1300 «Об утверждении Концепции национальной безопасности Российской Федерации» (утратил силу) // Российская газета. 1997. № 247; Указ Президента РФ от 10.01.2000 № 24 «О Концепции национальной безопасности Российской Федерации» (утратил силу) // Собрание законодательства РФ. 2000. № 2. ст. 170.

[4] Указ Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» // Собрание законодательства РФ. – 2009. – № 20. – Ст. 2444.

[5] Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности» // Собрание законодательства РФ. – 2011. – № 1. – Ст. 2.

[6] Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 15. ст. 769.

[7] О национальной безопасности: Послание Президента РФ Федеральному Собранию. – М., 1995. С. 3-4.

[8] Мурадян Э.Р. Конституционно-правовые основы взаимодействия человека и государства в сфере обеспечения безопасности личности. Автореферат дисс. канд. юр. наук. Челябинск. 2011.

[9] Рубанов А. А. Понятие источника права как проявление метафоричности юридического сознания // Судебная практика как источник права / отв. ред. Б. Н. Топорнин. М., 1997. С.42.

[10] Скурко Е. В. Принципы права. – М., 2008. С. 180.

[11] Общая теория права. Курс лекций. – Н. Новгород, 1993. С. 277-278.

[12] Галузин А.Ф. О соотношении понятий «квазиправовая юриспруденция», «юридическая и правовая безопасность» // Инновации в государстве и праве / Материалы Всероссийской научно-практической конференции ч. 1. – Н. Новгород, 2007. С. 77.

[13] Тер-Акопов А. А. Юридическая безопасность человека в Российской Федерации (основные концепции) // Государство и право. 2001. № 9. С. 11,13.

[14] Алексеев С. С. Право – надежда наша. – Екатеринбург, 1999. С. 223.

[15] Общая теория права. Курс лекций. – Н. Новгород, 1993. С. 268.

[16] См. об этом: Шабуров А. С. Юридическая наука или «юридизация» категорий? // Юридическая наука в свете новых задач. – Свердловск, 1990.

[17] См.: Общая теория национальной безопасности. Учебник / под ред. А. А. Прохожева. – М., 2002. С.39.

[18] Васильев A. M. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы категорий теории права. – М., 1976. С.8.

A.S. Shaburov
Professor of the Department of Theory of State and Law
doctor of law, professor
Ural State Law University
Ekaterinburg, Russian Federation
Email: shaburov.41@mail.ru
THEORETICAL PROBLEMS OF "LAWFUL SECURITY" AS A CATEGORY OF LAW
Annotation
The article raises the question of the need to develop the content of the concept of "lawful security". The relevance of her research, the possible place in the categorical apparatus of legal science, is determined. A distinction has been made between lawful and legal security. Some problems of ensuring lawful security are indicated.
Keywords
Security, lawful security, legal security.