Личность
Право
Государство

УДК 34.347

М.В. Пермяков
Доцент кафедры предпринимательского права
кандидат юридических наук, доцент
Уральский государственный экономический университет
Екатеринбург, Российская Федерация
Email: pmv0929@yandex.ru
УПРОЩЕННОЕ ПРОИЗВОДСТВО В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ: НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ОСОБЕННОСТИ
Аннотация
Статья посвящена правовому анализу упрощенного производства в арбитражном процессе, дается правовая оценка отдельным аспектам упрощенного производства, особое внимание обращено на особенности данного производства.
Ключевые слова
Упрощенное производство, арбитражный суд, арбитражный процесс.

Одной из задач арбитражного судопроизводства является правильное и своевременное рассмотрение дел. Однако нередко процесс рассмотрения и разрешения дела затягивается, что приводит к нарушению принципа разумности сроков производства. Указанное обстоятельство сказывается на загруженности суда.

С вступлением в силу Арбитражного процессуального кодекса РФ № 95-ФЗ[1] 1 сентября 2002 г. появилась еще одна упрощенная форма, не известная ранее российскому законодательству, - рассмотрение дел в порядке упрощенного производства. Институт упрощенного производства был изложен в новой редакции в АПК РФ 24 сентября 2012 г., когда вступил в силу Федеральный закон «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с совершенствованием упрощенного производства».

Особенностью упрощённого производства выступает то, что дело рассматривается судом без вызова сторон в суд в сокращенные сроки. Основным курсом развития современного арбитражного процессуального законодательства являются следующие мероприятия: повысить доступность правосудия, оптимизировать, ускорить и упростить судопроизводство. Анализ статистики показал, что в 2017 году треть из общего числа дел – 624 000 – суды рассмотрели в порядке упрощенного производства.

Годом ранее доля рассмотренных в упрощенном порядке дел была выше – 663 000 из 1,5 млн. (~44% против ~35%). В порядке упрощённого производства в 2015 г. рассмотрено 634 820 дел против 564 622 в 2014 г.

Анализ практики выявляет множество проблем в исследуемой сфере. К числу объективных факторов относится установленный перечень арбитражных дел, содержащийся в ст. 227 АПК РФ «Дела, рассматриваемые в порядке упрощённого производства». Этот перечень включает категории разнообразных дел, объединяемых лишь общим предписанием о дозволенности их разрешения по упрощённой схеме[2].

В ч. 1 ст. 227 АПК РФ закреплен перечень, который включает категории разнообразных дел, объединяемых лишь самым общим предписанием о дозволенности их разрешения по упрощённой схеме. Однако считаем это не вполне верным, ведь такая императивная норма не даёт судье возможность всесторонне рассмотреть дело в упрощённом производстве в арбитражном процессе без выступления сторон в суде и заслушивания их аргументации. Даже если судья видит в деле какие-то неясности, проблемные вопросы, или по своему внутреннему убеждению считает, что рассмотреть дело необходимо в общем порядке, такая возможность отсутствует из-за формулировки ч. 1 ст. 227 АПК РФ: «дела подлежат рассмотрению»,- а не «могут быть рассмотрены».

Упрощённое производство, как известно, должно экономить средства и время участников процесса и самого арбитражного суда, но действующая в АПК РФ формулировка ведёт, наоборот, к затягиванию дела, а не к его ускорению и упрощению. Только в порядке ч. 5 ст. 227 АПК РФ суд может вынести определение о рассмотрении дела по общим правилам искового производства или по правилам административного судопроизводства. Полагаем, что в таком случае дело должно возбуждаться в порядке общего производства, если на то имеются причины. Поэтому необходимо внести изменения в ч. 1 ст. 227 АПК РФ, изложив норму в новой редакции: «в порядке упрощённого производства могут быть рассмотрены дела». Рассмотрим далее ещё одну проблему упрощённого производства в арбитражном процессе. Состязательный процесс предполагает, что стороны должны активно участвовать в процессе, доказывая свои позиции. В таком процессе судья наглядно видит спор и его суть, учитывает аргументы сторон, а если возникают неопределенности, он может уточнить содержание представленных доказательств, задав сторонам соответствующие вопросы. Но вместо того, чтобы ускорить и упростить арбитражный процесс по делам упрощенного производства, зачастую субъекты, наоборот, усложняют и затягивают его.

Судьям, и без того загруженным другими делами, которых множество, приходится тратить большое количество времени на то, чтобы ознакомиться с материалами дела, изучить их, уяснить содержание каждого документа. При осознании того, что невозможно качественно рассмотреть и разрешить дело без вызова сторон, суды выносят определение о переходе к рассмотрению дела по общим правилам, после чего исчисление процессуальных сроков начинается с самого начала. Однако потенциал упрощённого производства не всегда обоснованно ограничен верхними границами оспариваемых сумм[3].

Так, например, порядок упрощенного производства мог бы вполне соответствовать целям эффективного правосудия в случаях, когда должник признает иск. Переход к рассмотрению дела по общим правилам искового производства в случае заявления ходатайства стороной по делу является правом, а не обязанностью суда. Само по себе заявление стороны о рассмотрении дела по общим правилам искового производства не является основанием для перехода из упрощенного порядка к обычному.

Как отмечает Д.И. Крымский, отказ в удовлетворении ходатайства лица, участвующего в деле, о переходе к общему порядку необязательно должен быть оформлен отдельным определением, допустимо сослаться на него в тексте принятого решения[4].

И в АПК РФ, и в постановлениях Пленума нет разъяснений относительно действий арбитражных судов апелляционной инстанции, если есть обоснованные доводы апелляционной жалобы о том, что дело было рассмотрено судом первой инстанции в общем порядке, хотя подлежало рассмотрению в упрощённом порядке.

Думается, что подход, при котором рассмотрение дела в общем порядке в тех случаях, где мог быть применен упрощённый порядок, не во всех случаях влечёт отмену судебного акта, является правильным. Суды апелляционной инстанции в первую очередь должны проверять, действительно ли такое рассмотрение привело к неправильному разрешению дела.

Упрощенное производство – это рассмотрение гражданских дел и дел, возникших из административных и иных публичных правоотношений, в специальном порядке, предусмотренным положениями гл. 29 АПК РФ. Законодатель закрепляет в ст. 227 АПК РФ следующие категории дел, которые рассматриваются арбитражным судом в порядке упрощенного производства:

- о взыскании денежных средств, если цена иска не превышает для юридических лиц 500 тыс. руб., для индивидуальных предпринимателей 250 тыс. руб.;

- о привлечении к административной ответственности, если санкцией за данное правонарушение является только штраф, который не превышает размера 100 тыс. руб.;

- о взыскании обязательных платежей и санкций, если в заявлении общий размер подлежащих взысканию денежной суммы составляет от 100 тыс. до 200 тыс. руб.

В АПК РФ оговариваются и случаи невозможности рассмотрения дел в порядке упрощенного производства, а именно:

- корпоративных споров;

- споров о защите прав и интересов группы лиц.

Упрощенное производство не применяется и в тех случаях, когда при рассмотрении дела суд сталкивается с конкретными, указанными в законе обстоятельствами: например, суду необходимо выяснить дополнительные обстоятельства, исследовать дополнительные доказательства и т.д. При невозможности рассмотрения дела в порядке упрощенного производства арбитражный суд переходит к рассмотрению дела в общем порядке. Тем самым, нормы АПК РФ гарантируют охрану прав и интересов других лиц, а также всестороннее и полное изучение обстоятельств и доказательств по делу. Стоит отметить и специфику рассмотрения дела в упрощенном производстве. Рассмотрение дела проходит без вызова сторон в суд, который руководствуется лишь теми письменными доказательствами, которые предоставили лица, участвующие в деле.

Упрощенное производство в арбитражном процессе – это хорошо работающий механизм, доказательством чего является тот факт, что лица, участвующие в деле, обязаны предоставить как суду, так и другим лицам, участвующим в деле, свои доказательства, которые размещаются на соответствующем сайте суда в интернете, что уже может говорить о прозрачности и эффективности этого механизма непосредственно для сторон спора. Отметим, что интернет повышает эффективность работы суда и делает эту работу прозрачной[5].

Начиная от искового заявления, отзыва на иск и заканчивая решением суда - все документы размещаются в сети.

Решение суда в упрощенном производстве оформляется только в виде резолютивной части. Мотивировочная же часть может быть выдана по заявлению лица, участвующего в деле, в течение пяти дней. Решение подлежит немедленному исполнению, а для его обжалования установлен сокращенный срок - пятнадцать дней.

Таким образом, введение упрощенного производства направлено на более быстрое и эффективное рассмотрение дел, разгрузку судов по незначительным делам. Кроме того, можно говорить о высоком качестве работы суда и гарантиях защиты прав граждан. Полагаем, что введение в АПК РФ упрощенного производства было целесообразным. Оптимизация упрощенного производства в АПК РФ в 2012 г. позволяет рассматривать его как полноценный действенный механизм по разрешению споров и иных дел. Цели, ради которых вводилось упрощенное производство: снизить загруженность суда, одновременно повысив эффективность и простоту его работы, - постепенно достигаются.

Подпитываемое законодательными новеллами в юридической литературе не прекращается обсуждение унификации цивилистического процессуального законодательства, ставшей неоспоримым фактом. Во вступительном слове П.В. Крашенинникова к Концепции единого ГПК унификация гражданского и арбитражного процессуального законодательства рассматривается как основа повышения эффективности российского судопроизводства. Предполагается, что процесс унификации процессуального права должен повысить степень доступности правосудия.

В качестве конечной цели и идеальной модели унификации рассматривается принятие единого ГПК, что, однако, не должно произойти спонтанно. Оптимальным следует признать максимальное, насколько это возможно, сближение, начиная с отдельных межотраслевых институтов гражданского и арбитражного процесса, путем последовательных поэтапных изменений, что создаст базу для формирования единого Гражданского процессуального кодекса[6].

Одним из последних значимых законодательных шагов на пути конвергенции гражданского и арбитражного процессуальных кодексов стала взаимная перекрестная рецепция упрощенного и приказного производства, осуществленная вступившими в силу 01 июня 2016 г. Федеральными законами от 02 марта 2016 г. № 45-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» и от 02 марта 2016 г. № 47-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации». В связи с этим институт упрощенного производства стало возможным рассматривать как межотраслевой, одну из точек сближения цивилистических процессуальных кодексов, унификации гражданского процессуального законодательства.

В пользу тенденции межотраслевой унификации упрощенного производства в гражданском и арбитражном процессе свидетельствует принятие Пленумом Верховного Суда РФ обобщающего Постановления от 18 апреля 2017 г. № 10 «О некоторых вопросах применения судами положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации об упрощенном производстве» (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 10).

Однако приведет ли это к полному отождествлению процедур упрощенного производства в гражданском и арбитражном процессе, учитывая, что процессу унификации всегда противостоит дифференциация правового регулирования? В основе разнонаправленных, но дополняющих друг друга законодательных процессов унификации и дифференциации лежит глубинная взаимосвязь общего и специального. Солидаризируемся с Н.А. Громошиной в том, что унификация и дифференциация как тенденции в развитии права в целом, и гражданского процессуального права, в частности, относятся к числу доминирующих и потому весьма значимых тенденций. Хотя упрощенное производство заимствовано отраслью гражданского процессуального права из арбитражного процесса, полное тождество институтов не наблюдается, что свидетельствует о сохранении элементов дифференциации[7].

Попробуем выявить основные направления межотраслевой унификации и дифференциации правового регулирования упрощенного производства двумя процессуальными кодексами, положительные и отрицательные примеры, обозначить перспективы дальнейшего развития правого регулирования. Глава 21.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) об упрощенном производстве структурно полностью повторяет главу 29 АПК РФ и включает всего четыре статьи, регулирующие:

1) общие вопросы упрощенного производства;

2) категории дел, рассматриваемых в порядке упрощенного производства;

3) особенности рассмотрения дел в порядке упрощенного производства;

4) особенности вынесения, вступления в законную силу, обжалования и исполнения решения суда по этим делам.

Важным является то обстоятельство, что ГПК РФ вслед за АПК РФ воспринимает упрощенное производство, как самостоятельную процессуальную форму, возникшую на базе интегрирования общеисковой и обособленной приказной юрисдикции.

Если оставить в стороне дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, которые согласно п. 2–5 ч.1 ст. 227 АПК РФ также могут рассматриваться арбитражными судами в порядке упрощенного производства, то, в целом, критерии отнесения дел к рассматриваемым в порядке упрощенного производства по ГПК РФ и АПК РФ схожи, хотя тождества не наблюдается.

Наибольшую универсальность ГПК РФ и АПК РФ демонстрируют в делах, так называемой, диспозитивной группы, рассмотрение которых согласно обоим кодексам возможно в порядке упрощенного производства по ходатайству стороны при согласии другой стороны или по инициативе суда при согласии сторон, если не имеется обстоятельств, исключающих упрощенную процедуру (ч. 2 ст. 232.2 ГПК РФ и ч. 3 ст. 227 АПК РФ). В делах, императивно подлежащих рассмотрению в порядке упрощенного производства, дифференциация проявилась в вопросе установления максимальных сумм по требованиям о взыскании денежных средств (п. 1 ч. 1 ст. 232.2 ГПК и п. 1 ч. 1 ст. 227 АПК), что объяснимо различиями в финансовых возможностях участников гражданского процесса и субъектов предпринимательской деятельности – участников процесса арбитражного и, соответственно, по-разному понимаемой ими сложности дела. В обоих кодексах к императивной группе отнесены также дела независимо от суммы по искам о взыскании основанной на документах бесспорной задолженности (за исключением дел приказного производства).

Дифференциация правового регулирования также обнаружила себя в гражданском процессе новеллой о рассмотрении в порядке упрощенного производства дел об истребовании имущества (п. 1 ч. 1 ст. 232.2 ГПК РФ) и о признании права собственности (п. 1 ч. 1 ст. 232.2 ГПК РФ), если цена иска не превышает общую для данной процессуальной формы сумму – 100 000 руб. Такое дополнение можно оценить положительно, как имеющее все основания появиться и в АПК РФ. В юридической литературе указывается на недостаточную определенность в гражданском процессуальном законодательстве критериев разграничения требований, по которым выдается судебный приказ, и дел, рассматриваемых в порядке упрощенного производства. Данный случай дифференциации правового регулирования нельзя признать удачным, поскольку при адаптации норм АПК РФ к гражданскому процессу не были учтены существующие в ГПК РФ особенности отнесения требований к рассматриваемым в порядке приказного производства[8].

Думается, есть смысл вернуться к первоначальной модели регулирования, предусмотренной АПК РФ, Примером дифференциации следует признать расширение по сравнению с ч. 4 ст. 227 АПК РФ категории дел, не подлежащих рассмотрению в порядке упрощенного производства согласно ч. 3 ст. 232.2 ГПК РФ, что обусловлено различиями предметной подведомственности дел судам общей юрисдикции и арбитражным судам. Полагаем оправданным совпадение, в целом, оснований перевода дел из упрощенного порядка судопроизводства в обычное исковое (ч. 4 ст. 232.2 ГПК РФ и ч. 4 ст. 227 АПК РФ), так как это обусловлено единой институциональной природой упрощенного производства.

Этими же причинами обусловлено совпадение в обоих кодексах особенностей упрощенного производства, отличающих от общих правил искового производства, в частности: процедуры первичного и дополнительного направления сторонами друг другу и суду доказательств и возражений; рассмотрения дела без назначения судебного заседания и без вызова сторон; запрета ссылаться на доказательства, которые не были раскрыты и пр. Положительным примером заимствования можно признать воспринятый ГПК РФ подход о порядке предварительного раскрытия доказательств и недопустимость ссылаться на доказательства, которые не были раскрыты в установленный срок (ч. 3 и 4 ст. 232.3 ГПК РФ), что, скорее, не свойственно гражданскому процессу. Вместе с отмеченными положительными моментами имеются и случаи рецепции из арбитражного процессуального законодательства недостатков правового регулирования. Так, ГПК РФ заимствовал из АПК РФ правовой пробел, связанный с отсутствием срока вынесения судом решения после окончания представления сторонами дополнительных документов.

На практике это приводит к тому, что стороны находятся в неопределенности относительно того, когда будет изготовлено решение. Единственным ограничением выступает общий срок рассмотрения дела. Причем, если в АПК РФ этот двухмесячный срок специально указан в ч. 2 ст. 226 кодекса, то для гражданского процесса аналогичная норма отсутствует, и дополнительную сумятицу вносят разъяснения в п. 21 Постановления Пленума ВС РФ № 10, которые, говоря об общем двухмесячном сроке, не учитывают сокращенный месячный срок рассмотрения гражданских дел мировыми судьями (ч. 1 ст. 154 ГПК РФ). Двухмесячный срок рассмотрения дел в порядке упрощенного производства согласно ч. 2 ст. 226 АПК РФ является сокращенным по сравнению с обычным трехмесячным рассмотрения дел арбитражным судом (ч. 1 ст. 152 АПК РФ).

Способствуя оптимизации судопроизводства, это дополнительно обособляет упрощенное производство от обычной исковой процессуальной формы.

В гражданском процессе законодатель не нашел оснований для такой дифференциации, видимо, по той причине, что обычные сроки рассмотрения и разрешения гражданских дел уже достаточно сжаты, особенно для дел, рассматриваемых мировыми судьями. Рассмотреть дело оперативнее с учетом сроков доставки судебных извещений было бы крайне затруднительно даже в порядке упрощенного судопроизводства. Отчасти причиной тому является заметное технологическое отставание судов общей юрисдикции, исключающее полноценный электронный обмен документами между участниками упрощенного производства, как это имеет место в арбитражном процессе[9].

Системное толкование ч. 2 и ч. 4 ст. 229 АПК РФ, с учетом разъяснения в абз. 2 п. 39 Постановления Пленума ВС РФ № 10 позволяют прийти к выводу о том, что в апелляционную инстанцию может быть обжаловано решение арбитражного суда, в том числе принятое путем подписания только резолютивной части. Однако сложность пересмотра в апелляционном порядке принятого таким способом решения неоднократно вызывала заслуженную критику. В гражданском процессуальном законодательстве этот недостаток устранен, и ч. 4 ст. 232.4 ГПК РФ предусматривает изготовление мотивированного решения в случае подачи апелляционной жалобы. Думается, это – пример удачной дифференциации правового регулирования, которое впоследствии может стать универсальным. Считаем скорее недостатком отказ ГПК РФ от немедленного исполнения решения суда по делу, рассмотренному в порядке упрощенного производства. В арбитражном процессе соответствующая норма зарекомендовала себя с положительной стороны, так как существенно снижает вероятность апелляционного обжалования решения недобросовестной стороной с целью затягивания исполнения ввиду бесполезности такой модели поведения.

В связи с этим уместно отметить, что дифференциация правового регулирования не должна порождать между родственными процессуальными отраслями права за счет преимущества, предоставляемого участникам спора в зависимости от его подведомственности. Резюмируя, можно сказать, что унификация правового регулирования упрощенного производства закономерно вытекает из единства данной процессуальной формы, характера процессуальной деятельности и отраслевой принадлежности дел, рассматриваемых в порядке гражданского и арбитражного судопроизводства. Унификация процессуального законодательства позволила упрощенному производству стать межотраслевым институтом, который, надеемся, займет свое место в Едином гражданском процессуальном кодексе. Вместе с тем, дифференциация правового регулирования упрощенного производства в гражданском и арбитражном процессе также имеет объективные предпосылки, причем не всегда связанные с особенностями предметной подведомственности рассматриваемых дел и субъектным составом участников споров.

Одним из препятствий для унификации по образцу АПК РФ является существенно ограниченные организационно-технические возможности судов общей юрисдикции, не позволяющие им пока перевести взаимодействие сторон с судом в электронно-цифровую плоскость. В некоторых случаях дифференциацию можно расценивать в качестве правового эксперимента и предпосылки будущей унификации, как это, например, имеет место с нормой ч. 4 ст. 232.4 ГПК РФ об изготовлении мотивированного решения в случае апелляционного обжалования[10].

В поиске ответа на вопрос, какую же модель регулирования упрощенного производства следует принимать за основу, согласимся с О.В. Исаенковой, предложившей в таких случаях выявлять удачные наработки существующих ГПК РФ и АПК РФ, а затем брать за основу наиболее эффективное регулирование.

Наличие двух процессуальных подсистем гражданского судопроизводства дает законодателю уникальную возможность апробировать различные варианты нормативного регулирования схожих отношений и в сравнении выбрать оптимальный, что обеспечит сближение гражданского и арбитражного процессуального законодательства. Более года практического применения новой для гражданского процесса процессуальной формы – вполне достаточный срок, чтобы оценить первые результаты, как положительные, так и отрицательные. Однако с сожалением приходится констатировать, что это, на наш взгляд, не нашло должного воплощения в предложенном Верховным Судом РФ проекте изменений в ГПК РФ, АПК РФ, во многом сохранившем отмеченные выше недостатки правового регулирования упрощенного производства. 


[1] Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 03.08.2018) // Российская газета, № 137, 27.07.2002.

[2] Гражданский процесс: учебное пособие / М. Ю. Лебедев, Ю. В. Францифоров, А. В. Чекмарева. – Москва: Юрайт, 2015. – 233 с.

[3] Рожкова М.А. Актуальные вопросы арбитражного процессуального права: соотношение гражданского и арбитражного процесса, понятие гражданского дела, диспозитивность в арбитражном процессе // Законодательство. 2001. № 10. С. 49-59.

[4] Крымский Д.И. Год действия обновленного упрощенного производства в арбитражном процессе: некоторые итоги // Моск. юрист. 2013. № 3. С. 44.

[5] Власов, А. А. Арбитражный процесс / А.А. Власов. М.: Юрайт, 2013. 384 c.

[6] Юдин А.В. Правовое положение участников гражданского и арбитражного процесса в динамике судопроизводства // Право. Законодательство. Личность. 2012. № 1. С. 133-142.

[7] Громошина Н.А. Дифференциация и унификация в гражданском судопроизводстве: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 2010. С. 2.

[8] Малышкин А.В. Категории дел, подлежащих рассмотрению в порядке упрощенного производства: интегрирование приказной и общеисковой юрисдикции // Вестник гражданского процесса. 2017. № 4. С. 238.

[9] Табак И.А. Влияние некоторых особенностей порядка упрощенного производства на соблюдение процессуальных сроков рассмотрения и разрешения дела судами общей юрисдикции // Арбитражный и гражданский процесс. 2017. № 9. С. 24–28.

[10] Рожкова М.А. Актуальные вопросы арбитражного процессуального права: соотношение гражданского и арбитражного процесса, понятие гражданского дела, диспозитивность в арбитражном процессе // Законодательство. 2001. № 10. С. 49-59.

M.V. Permyakov
associate professor of the Department of entrepreneurial law
candidate of Law Sciences, associate Professor
Ural state economic university
Yekaterinburg, Russian Federation
Email: pmv0929@yandex.ru
THE SIMPLIFIED PRODUCTION IN ARBITRATION PROCESS: SOME PROBLEMS AND FEATURES
Annotation
The article is devoted to the legal analysis of the simplified proceedings in arbitration process, the legal treatment of separate aspects of the simplified proceedings is given, special attention is paid to the features of this proceedings.
Keywords
The simplified proceedings, arbitration court, arbitration process.