Личность
Право
Государство

УДК 37.01

С.Г. Сидоров
доцент кафедры гражданского права
кандидат педагогических наук
Уральский государственный экономический университет
Екатеринбург, Российская Федерация
Email: sergen777@mail.ru
ВОПРОСЫ ДИСЦИПЛИНАРНОГО ПРОИЗВОДСТВА В ЮРИДИЧЕСКОЙ ДЕОНТОЛОГИИ БУДУЩЕГО ЮРИСТА
Аннотация
Статья посвящена актуальным вопросам этических сторон воспитания обучающихся юридического вуза. Проанализирован опыт разработки модели деятельности прокурорского работника, а также его профессиональной структуры личности (система личностных качеств, способностей и компетенций, которые обусловливают его профессиональный успех). Юридическая деонтология, профессиональный этический кодекс юриста и служебный этикет рассматривается как фактор повышения качества образования. Проблематика ответственности обучающихся и дисциплинарного производства при нарушении профессионального кодекса и принятого этикета поведения. Использование принципа объективного вменения без установления вины делинквента.
Ключевые слова
Юридическая деонтология, дисциплинарное производство, принципа объективного вменения, программно-целевой подход.

Современные социально-политические требования к квалификации юристов, упорядочивание общественных процессов и необходимость их правового сопровождения обусловливают актуальность вопроса совершенствование качества юридического образования.

Исходя из смысла ст. 2 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», задача высшей школы состоит не только в том, чтобы обучающиеся приобрели глубокие знания в области юриспруденции, но так же и в их формировании, как настоящих правоведов с высокой общей и профессиональной культурой, истинных гуманистов, сознательно принимающих обоснованные решения, и берущих ответственность за свои деяния. Образование является «единым, целенаправленным процессом воспитания и обучения»[1]. Стратегические ориентиры воспитания сформулированы Президентом Российской Федерации В.В. Путиным: «Формирование гармоничной личности, воспитание гражданина России – зрелого, ответственного человека, в котором сочетается любовь к большой и малой родине, общенациональная и этническая идентичность, уважение к культуре, традициям людей, которые живут рядом». Регулирование процесса воспитания студентов вуза реализуется отчасти посредством федеральной Стратегией развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 г.[2], Основами государственной молодёжной политики Российской Федерации на период до 2025 г.[3], а также государственными программами патриотической направленности, всероссийских военно-спортивных и патриотических игр «Победа», «Зарница» и другими нормативными актами. Требования профессионального стандарта юриста, их формализация в виде конкретного документа также требует своего завершения.

Нравственно-этическим вопросам и педагогической проблематике подготовки обучающихся юридического вуза: кого учить, чему учить, как учить – было посвящены достаточно много работ и исследований. Более сорока лет назад, в 1976 г., профессора С.С. Алексеев и В.Ф. Яковлев в своей статье «О модели юриста и обучении в юридических вузах»[4] указывали на проблему целеполагания и организации процесса подготовки советского юриста. Мэтры предложили не только общие требования и показатели к модели юриста, относящиеся к его «политическому, нравственному, общекультурному облику», но выделили и «специализированные качества, которыми должен обладать юрист на том или ином участке». В этой связи также интересен опыт юридической деонтологии (И. Бентам, С.А. Алексеев, А.М. Айзенберг, В.Г. Сокуренко, В.М. Горшенев и др.).

Качество образования, как известно[5], это комплексная характеристика образовательной деятельности и подготовки обучающегося, выраженная в степени их соответствия государственным требованиям и (или) потребностям юридического лица (например, интересам Государственного Заказчика, в лице Генеральной прокуратуры Российской Федерации). В этой связи интересен обмен практическим опытом подготовки кадрового резерва Институтом прокуратуры – формирование из 18-летнего абитуриента будущего сотрудника надзорного ведомства, «ока государева».

Первоначально важно рассмотреть профессиональную структуру личности успешного прокурорского работника. В эту структуру входит система личностных качеств, способностей и компетенций, которые обусловливают профессиональный успех прокурора. По результатам профессиографического анализа[6] были выделены пять основных факторов профессиональной пригодности: 

I фактор – социальной (профессиональной) адаптации, тесно связанный с высоким уровнем социализации личности, нормативностью поведения работника прокуратуры, его исполнительности и дисциплинированностью;

II фактор – нервно-психической (эмоциональной) устойчивости личности, связанный со способностью противостоять длительным психофизическим перегрузкам и стресс-воздействиям, сохраняя при этом высокий уровень самоконтроля над своим эмоциональным поведением;

III фактор – познавательной (когнитивной) активности, продуктивности мышления предусматривающий широкий кругозор, аналитический склад ума, прогностические способности и умение выделить главное;

IV фактор – коммуникативной компетенции сотрудника прокуратуры, подразумевающий его способность понимать внутренний мир собеседника, его психологические особенности и мотивы поведения;

V фактор – организаторских способностей, инициативность, находчивость и распорядительность работника надзорного ведомства, планомерность его работы.

Несомненно, что помимо выделенных факторов, необходимо учитывать уровень профессионального правосознания в правоохранительной деятельности и мотивационную составляющую прокурорских работников: её направленность, структуру и приоритетность мотивов и побуждений, их социальную либо индивидуальную ориентированность[7].

По нашему мнению, выделение такой модели деятельности является некоторой условностью. Однако, предложенное разделение на блоки психологической модели и номенклатура основных факторов профессиональной пригодности, включая комплексы профессионально значимых психофизических качеств прокурорского работника, уже может служить началом целеполагания и фактологической основой для совершенствования качества образования и планирования воспитательной деятельности юридического вуза. Конечно же, важно обеспечение системного взаимодействия с представителями государственного заказчика: кадровыми отделами  прокуратур, следствия, судебных органов etс.  В первую очередь для дальнейших академических и прикладных исследований, анализ итогов первых аттестаций специалистов-выпускников юридического вуза на соответствие занимаемой должности в правоохранительных органах.

Необходимо отметить, что воспитательная работа с выпускниками вуза в системе организаций и учреждений прокуратуры Российской Федерации имеет под собой основательную нормативную базу: Конституция РФ, Международные договоры РФ, Федеральные конституционные законы РФ, Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» и иные федеральные законы, правовые акты Президента РФ и Правительства РФ, организационно-распорядительные документы Генерального прокурора РФ. В числе ведомственных организационно-распорядительных документов можно указать: Приказ Генпрокуратуры РФ «Об утверждении и введении в действие Кодекса этики прокурорского работника Российской Федерации», «Концепции воспитательной работы в системе прокуратуры Российской Федерации», Приказ Генерального прокурора РФ «Об основных направлениях работы с кадрами в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации»[8]. В указанных нормативных актах подчёркивается, что работа по воспитанию работников является одним из важнейших условий обеспечения эффективной деятельности российской прокуратуры. Пристальное внимание уделяется вопросам профессиональной переподготовки прокурорских работников, а также разработке и утверждению квалификационных характеристик и требований к должностям прокуроров городов, помощника прокурора города, района и приравненных к ним прокуроров. Соответствующим образом формализованы и урегулированы вопросы профессионального психологического отбора кандидатов на службу в органы прокуратуры Российской Федерации и обучение в государственные образовательные организации[9].

Исходя из выше сказанного, воспитательная работа с молодыми специалистами в органах и учреждениях прокуратуры РФ является «комплексом взаимосвязанных правовых, организационных, экономических, психолого-педагогических мероприятий, реализуемых руководителями подразделений, органов и организаций прокуратуры, иными уполномоченными лицами, по воспитанию работников системы органов и организаций прокуратуры РФ со стажем работы до трех лет в духе неуклонного соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина, служения интересам общества и государства, исполнения требований закона и профессиональной этики прокурорских работников»[10].

Однако вернемся от аттестованных работников и руководителей  организаций и учреждений прокуратуры Российской Федерации к – ab ovo, началу подготовки кадрового резерва и абитуриентам юридических вузов. В наше время, когда совсем недавно переворачивались целые пласты духовного наследия предыдущих поколений, процесс переосмысления в определенной степени коснулся как мировоззренческих, так и служебно-этических, морально-бытовых отношений молодежи друг с другом и со старшими товарищами. Необходимость использования не только общих этических норм, но и ценностей наравне с традициями своей alma-mater, особенностями молодого возраста и спецификой подготовки будущих юристов представляется весьма назревшим и позволяет закрепить за профессиональным корпоративным воспитанием обучающихся приоритет в становлении полноценного современного специалиста. Привитие профессионально этического стандарта поведения и служебного этикета юриста, а также нравственная, эстетическая, ментальная культура необходимы молодым людям не только во время обучения и практики. От их уровня развития зависит и последующая производительность труда, его эффективность, разумное использование службы и отдыха, а также первичное создание и сохранение позитивной репутации.

Важно снова вернуться к определению профессионально важных и значимых личностных качеств юриста с точки зрения как общей этики, так и ее профессиональной составляющей. Современные образовательные госстандарты особое внимание уделяют главному фактору успешности выпускников вузов: это освоенные компетенции на основе личностных качеств будущего специалиста. Безусловно, юридическая практика имеет свои отличительные особенности, обусловленные в первую очередь её нравственным и социальным положением, а также общественно значимыми последствиями принятых решений. В профессиональных этических кодексах прокурора, адвоката, судьи, нотариуса и др. указываются многие важные для реализации профессиональных полномочий качества личности правоведа, такие как честность, патриотизм, справедливость, смелость, организованность и т.д. В  Приложении № 2 к приказу Генеральной прокуратуры РФ от 17 марта 2010 г. № 114 прямо указываются четыре блока профессионально важных психологических свойств и качеств субъекта: морально-нравственные качества и мотивационные характеристики работника прокуратуры; развитые познавательные способности; эмоционально-волевую устойчивость; развитые коммуникативные способности. ФГОС 40.05.04 «Судебная и прокурорская деятельность» также прямо указывает важность «способность соблюдать требования к служебному поведению» и «способность осуществлять профессиональную деятельность на основе развитого правосознания, правового мышления и правовой культуры»[11].

Можно утверждать, что условием цельного формирования личности обучающегося, как будущего юриста, выступает принятие молодым человеком системы нравственного, морально-этического и профессионального стандарта поведения в alma mater, включая базовые основы служебного этикета юриста. Содержание норм поведения должно быть наполнено основными принципами и положениями гражданского, патриотического и профессионального уровня развития принятым в вузе. Привитие первичных навыков служебного этикета в поведении студентов обусловлено, a-priori, совокупностью писанных и неписанных требований по форме и порядку исполнению своих обязательств (как внутренних – мотивационных, так и внешне формализованных в Правилах внутреннего распорядка) в образовательной деятельности, научно-исследовательской работе, так и внеучебной сфере. Подобная деонтология поведения студента нацелена на стимулирование самовоспитания и саморегуляции, самообучения и саморазвития вплоть до формирования индивидуальной траектории профессионального роста. В этой связи содержание внутреннего императива деонтологии обучающегося заключается в том, что это является самостоятельным и добровольно принятым решением, обусловливающим его реальное поведение и выработке определенной позиции как будущего специалиста-правоведа. Руководствуясь этим внутренним императивом студент сам себе ставит цель, которая в то же время является ее внутренним долгом. Полагаем, что здесь нет противоречия, поскольку человек сам себя обязывает, не нарушая при этом свою внутреннюю свободу и проявляя свободу разумной воли. Иными словами, самостоятельно использует право выбора вектора поведения в пределах существующего социального нормирования и принятого «обычая делового оборота» в конкретной образовательной среде вуза и будущей деятельности.

Практическое значение юридической деонтологии для будущих правоведов состоит как раз в том в том, что она создает основные морально-правовые ценности юридической службы и формирует нравственный характер их последующей деятельности при осуществлении правосудия, исполнения прокурорских функций, выполнения следственной работы, правовой защиты интересов доверителей, а также и другим видам деятельности, осуществляемой юристами-профессионалами. Особенность реализации профессионального этического кодекса юриста и служебного этикета состоит в том, что юриспруденция рассматривается не только сквозь призму юридической деятельности, но и деятельности юриста как человека, личности. Юрист ежедневно сталкивается с необходимостью разрешения споров и практики правоприменения, за которыми всегда стоят интересы конкретных людей и организаций с их репутацией личной, служебной или корпоративной. Принятие мотивированных, законных и обоснованных решений требует от практикующего юриста большого напряжения моральных сил, концентрации знаний и опыта, а также глубокого понимания степени нравственной ответственности перед человеком и обществом[12].

Вместе с тем, необходимо остановиться на проблематике ответственности обучающихся и дисциплинарного производства при нарушении профессионального кодекса и принятого этикета поведения. 

Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» (ст. 43) устанавливает границы правоотношений, связанных с дисциплинарной ответственностью обучающихся, а также указывает важность подзаконного и локального регулирования. Как правило, субъекты дисциплинарной власти руководствуются приказом Министерства образования и науки РФ от 15 марта 2013 г. № 185[13], локальным Этическим кодексом и Правилами внутреннего распорядка вуза. В ч. 3 указанной статьи подчеркивается, что «дисциплина в организации, осуществляющей образовательную деятельность, поддерживается на основе уважения человеческого достоинства обучающихся, педагогических работников. Применение физического и (или) психического насилия по отношению к обучающимся не допускается». При этом, запрет на насилие имеет прямую корреляцию с ч.2 ст. 336 ТК РФ, которая «предусматривает в качестве дополнительного основания прекращения трудового договора с педагогическим работником применение, в том числе однократное, методов воспитания, связанных с физическим и (или) психическим насилием над личностью обучающегося, воспитанника». Таким образом, можно констатировать, что перечисленные нормы весьма жестко ограничивают рамки воздействия на обучающегося, несмотря на общий посыл ст. 2 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», где образование определено как «единый целенаправленный процесс воспитания и обучения». Полагаем, что воспитание без мер воспитательного и назидательного воздействия на личность обучающегося превращается лишь в декларативность и лозунги.

Дисциплинарное производство, как известно, это регулируемая нормами деятельность субъектов дисциплинарной власти по наложению соответствующих взысканий и предусматривает определенный порядок. По общему правилу это следующие стадии: 1) возбуждение дела о дисциплинарном проступке, 2) разбирательство условий и обстоятельств дела, 3) рассмотрение и назначение наказания по согласованию с уполномоченной представительной организацией обучающихся вуза, либо в порядке статьи № 140 УПК РФ направление материалов в соответствующий государственный орган и 4) исполнение наложенного взыскания. Возможно еще одна последующая  стадия, предусматривающая процедуру досрочного снятия наложенного дисциплинарного взыскания. 

Если первая и последняя стадия достаточно просты и формализованы, то разбирательство и назначение взыскания подразумевает установление вины нарушителя либо получение его изначально признательных показаний. В случае отсутствия единой точки зрения на произошедшее противоправное событие справедливость принятого дисциплинарного решения уже не так очевидна для всех.

Утвержденная и аксиоматичная психологическая теория вины в уголовном праве, вряд ли может быть универсальной и однозначной в практике дисциплинарного производства обучающихся в юридическом вузе. Безусловно, вина, как социально-правовая категория является фактором  незыблемости презумпции невиновности. Практическая реализация указанного принципа подразумевает вторую стадию дисциплинарного производства, а именно разбирательство в условиях и обстоятельствах дисциплинарного правонарушения. Однако важно, как мы полагаем, не столько психическое отношение делинквента к содеянному и последствиям (его субъективная личная оценка), сколько оценка уполномоченного субъекта дисциплинарного производства содеянного нарушителем в части форм проявления вины. Ибо, как показывает практика, даже при наличии достаточных и неопровержимых доказательств вины, некоторые упорствуют в  своей, якобы, невиновности.

В этой связи, на наш взгляд, есть нарушения правил поведения обучающихся в вузе не требующих доказывания вины правонарушителя обусловливающих назначение дисциплинарной ответственности за невиновное деяние, то есть использование принципа объективного вменения, без установления вины делинквента.

В первую очередь это:

1) нарушение правила пожарной безопасности

2) хранение и употребление на территории вуза наркотических средств, спиртных напитков (в том числе – пиво и другие слабоалкогольные напитки), использование оружия и боеприпасов (в том числе – их муляжи, макеты и отдельные части), взрывоопасных и огнеопасных веществ и материалов, любые пиротехнических средств, предметов, запрещенные к свободному обращению на территории Российской Федерации.

3) пользование электронным оборудованием (мобильными телефонами, компьютерами, микронаушниками и т.п.), а также литературой и иными письменными материалами, при выполнении контрольных мероприятий (промежуточной и итоговой аттестации, сдачи кандидатских экзаменов).

На наш взгляд, обучающийся в юридическом вузе, принявший  содержание внутреннего императива деонтологии юриста, сам обязан различать правомерные действия от девиантных и осознавать в полной мере все последствия своего деликтного поведения. Полагаем, сам факт нарушения норм правил внутреннего распорядка, этического кодекса и служебного этикета - уже должен быть вопиющим и исключительным случаем, особенно на старших выпускных курсах юридического вуза.

Полагаем, что практика юридической деонтологии в системе воспитательной и внеучебной деятельности направленной на совершенствование духовно-нравственных и образовательных компонентов  воспитания обучающихся можно считать одним из приоритетных направлений стратегий развития юридического вуза. Это обусловлено изменениями логики развития нашего общества и государства, требований нормативных актов, в том числе и приказов Генеральной прокуратуры Российской Федерации, совершенствующих процессы отбора и воспитания молодых специалистов. С целью обеспечения системного и комплексного подхода в совершенствовании практики юридической деонтологии применительно к внеучебной деятельности, полагаем, необходимо обратиться к опыту программно-целевого метода управления. Достаточно серьезным управленческим преимуществом программы является возможность ее реализации в условиях корпоративной полисубъектной деятельности. Кроме этого, разработка программы формирования этических и деонтологических начал профессиональной деятельности юриста позволит не только описать планируемую деятельность, но и добиться системности и комплексности в проектировании и реализации всей номенклатуры мероприятий. Нормативные основы подготовки программ были заложены Правительством РФ ещё в 1995 году[14].

При осуществлении вузом программно-целевого подхода необходимо на наш взгляд ориентироваться на достижение конечного результата в логике поэ­тапного действия, а именно: разработка концепции как научно-методический этап в определении приоритетов и принципов будущей деятельности,  определение и утверждение целей и задач, разработка адекватной исполняющей программы мероприятий с указанием персональной ответственности субъектов и сроков исполнения, выделение конкретных ключевых показателей эф­фективности и непосредственная реализация управляющей программы с последующим анализом её результатов и/или корректировки при необходимости.



[1] п. 1 ст. 2 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. №273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» // СПС «Гарант».

[2] Распоряжение Правительства РФ от 29.05.2015 №996-р  «Об утверждении Стратегии развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года» // СПС «Гарант».

[3] Распоряжение Правительства РФ от 29.11.2014 №2403-р «Об утверждении Основ государственной молодежной политики Российской Федерации на период до 2025 года» // СПС «Гарант».

[4] Алексеев С.С., Яковлев В.Ф. О модели юриста и обучении в юридических вузах / С.С. Алексеев, В.Ф. Яковлев // Правоведение. 1976. № 4. С. 73-81.

[5] п. 29 ст. 2 Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. №273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» // СПС «Гарант».

[6] Романов В.В., Кроз М.В. Психологическая оценка при профессиональном отборе  кадров для прокуратуры (современное состояние и перспективы) // Вопросы психологии. 1994. №3. С. 94-105. 

[7] Кобец А.В. Психологическая модель правоприменительной деятельности работников природоохранной прокуратуры // Психология, социология и педагогика. 2014. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2014/08/3542.

[8]: Приказы Генпрокуратуры России:

-  от 17.03.2010 №114 (ред. от 22.04.2011) «Об утверждении и введении в действие Кодекса этики прокурорского работника Российской Федерации и Концепции воспитательной работы в системе прокуратуры Российской Федерации».

- от 12.08.2010 №316 «Об организации профессиональной переподготовки прокурорских работников, включенных в резерв кадров для выдвижения на должности прокуроров городов, районов и приравненных к ним прокуроров».

- от 02.11.2011 №378 «Об утверждении Квалификационной характеристики должности (квалификационных требований к должности) помощника прокурора города, района и приравнённого к ним прокурора».

[9] Приказы Генпрокуратуры России:

 - от 15.09.2014 №  493 (ред. от 22.12.2016) «О профессиональном психологическом отборе кандидатов на службу в органы прокуратуры Российской Федерации и обучение в государственные образовательные организации».

- от 31.01.2017 №  54 «Об организации работы по обеспечению целевого приёма и целевого обучения граждан в государственных образовательных организациях высшего образования».

[10] Хатов Э.Б. Воспитательная работа с молодыми специалистами в органах прокуратуры: понятие и правовые основы // Lex russica. 2016. № 12.

[11] Приказ Минобрнауки России от 16.02.2017 №144 «Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта высшего образования по специальности 40.05.04 Судебная и прокурорская деятельность (уровень специалитета)» (Зарегистрировано в Минюсте России 10.03.2017 №45904) // СПС «Гарант».

[12] Кобликов А. С. Юридическая этика [Электронный ресурс]: учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности "Юриспруденция" / А. С. Кобликов. - 3-е изд., изм. – М.: Норма: ИНФРА-М, 2018. 176 с.

[13] Приказ Министерства образования и науки РФ от 15 марта 2013 г. № 185 «Об утверждении Порядка применения к обучающимся и снятия с обучающихся мер дисциплинарного взыскания» // СПС «Гарант».

[14] Постановление Правительства РФ от 26.06.1995 № 594 (ред. от 28.12.2017) «О реализации Федерального закона «О поставках продукции для федеральных государственных нужд» (вместе с «Порядком разработки и реализации федеральных целевых программ и межгосударственных целевых программ, в осуществлении которых участвует Российская Федерация», «Порядком закупки и поставки продукции для федеральных государственных нужд», «Порядком подготовки и заключения государственных контрактов на закупку и поставку продукции для федеральных государственных нужд» // СПС «Гарант».

S.G. Sidorov
associate professor of the Department of Civil Law
candidate of pedagogical sciences
Ural state economic university
Yekaterinburg, Russia
Email: sergen777@mail.ru
DISCIPLINARY PRODUCTION ISSUES IN LEGAL DEONTOLOGY OF FUTURE LAWYER
Annotation
The article is devoted to topical issues of ethical aspects of the education of students of a law school. The experience of developing a model for the activities of a prosecutor’s employee, as well as his professional personality structure (a system of personal qualities, abilities and competencies that determine his professional success) is analyzed. Juridical deontology, the professional code of ethics of the lawyer and service etiquette is considered as a factor in improving the quality of education. The issue of responsibility of students and disciplinary proceedings in violation of the professional code and adopted etiquette of conduct. Using the principle of objective imputation, without establishing the delinquent’s guilt.
Keywords
Juridical deontology, disciplinary proceedings, the principle of objective imputation, the program-target approach.